October 19th, 2011

writer

Зерно 19.10.2011

Черт возьми, есть сотня способов сделать так чтобы нас где-нибудь не было – я обязательно как-нибудь запишу себе на память, как только смогу, хотя бы штук четырнадцать, и все они будут полная ерунда, так, ритуалы для глупых трусишек, которые зажмуриваются чтобы исчезнуть...

Мисс Гермиона
writer

Борис Житков

19 октября 1938 года умер Борис Житков.
Рассказы про животных и про море. А это чудо-расчудесное: «Как я ловил человечков». В детстве страшно хотелось иметь такой же корабль (и обязательно с человечками). В старшем детстве – «Механик Салерно» и «Вата». Картинки, которые впечатались в память – посильнее, чем кадры «Титаника», виденные много позже. Да и трагедия в «Механике Салерно» более выпуклая, более человеческая.
Еще я оттуда запомнила про бертолетову соль. Ни один урок химии не дал мне больше знаний про хлорат калия, чем рассказ Житкова.
А еще Житков был какой-то не советский и не анти-советский. Он был вне политики. И вне конкуренции, конечно, тоже. Для того, чтобы ТАК получилось – надо всего лишь писать просто и доступно об интересном. А это не так легко, как может показаться на первый взгляд.
Житкову удавалось со мной (и думаю, не только со мной) разговаривать. А это то, что больше всего ценят дети в таком сложном искусстве, как литература: интонация. Житков был мастер интонации.
Да, собственно, и остался. Кого еще, кроме него и Драгунского, назвать в этом ряду?