October 18th, 2011

writer

Оскар Уайльд

Как-то раз мне довелось делать рекламу одному мебельному магазину. Довелось - потому что меня именно довели. До ручки. До белого каления. До высшей точки кипения, переходящей в шипение раскаленной сковородки, которая - только капни на нее, - сразу обожжет раскаленными брызгами.
Впрочем, на деле все выглядело не так взрывоопасно, а даже довольно-таки мило. То есть когда мне текст с милой улыбкой "заворачивали": "знаете, здесь надо переделать вот это предложение и вот это, а тут добавить чуток экспрессии, а тут - слегка приглушить. И концовку переписать. Полностью", - я не менее мило улыбалась в ответ и со всеми предложениями, даже самыми нелепыми соглашалась.
В рекламе оно всегда так: кто платит, тот и танцует девушку.
"Девушка", то есть текст, тем временем все никак не вытанцовывалась. Предложения по улучшению моих скромных ста строчек сыпались, как из рога изобилия. Улыбка на моем лице уже еле держалась (как там считают дети: "на ниточке, на иголочке, на сопельке..." - вот моя улыбка уже держалась на тоненькой паутинке от этой самой сопельки), да и срок сдачи номера плавно переходил из состояния "очень срочно" в " ты что с ума сошла!?"
Когда день Х все же настал, я преисполненная решимости двинулась на решающую встречу, мысленно настроившись "ни пяди родной земли врагу не отдать", потому что срок сдачи номера истек уже позавчера. Редактор заламывала руки. Дизайнер-верстальщик плевался и ругался последними интеллигентными словами, намекая, что их поток иссякает, а потому в его лексиконе уже остались одни неинтеллигентные. Да и сама я, мягко говоря, давно уже была дамой на грани нервного срыва, который, видимо, и должен был сегодня случиться.
Пиар-менеджер магазина встретила меня на удивление приветливо. "Ну, пожалуй, этот вариант теста нас устраивает, - сказала она долгожданную фразу, которая меня даже порадовать как следует не смогла. После девяти предыдущих "не годится" судя по всему вырабатывается иммунитет на радость. "Только,.." - продолжила дама. В этом месте видимо мои брови слишком сильно и нервно взлетели наверх, потому что она осеклась, но быстро справилась (она-то лучше меня знает, кто здесь "танцует девушку") и закончила как ни в чем не бывало: "Есть еще одно последнее пожелание. В самый конец давайте вставим цитату из Черчилля."
"Какую?" - прохрипел мой изможденный, отнюдь не нарзаном, организм.
"Я легко довольствуюсь самым лучшим."
Цитата отчего-то насторожила меня. Тем не менее я спросила:
"И все?"
"И все," - удовлетворенно кивнула дама.
Однако я уточнила:
"И текст тут же утверждаем?"
"Да".
И я, конечно, согласилась. Посмотрела бы я на вас на моем месте в данной ситуации. Любой бы согласился.
Дома полезла в словарь. Так и есть: Уинстон Черчилль лишь цитировал. Оскара Уайльда.
Оскар Уайльд родился 18 октября 1854