October 9th, 2011

writer

Зерно 9.10.2011

Дорогие женщины. Прежде всего вас не должно покидать чувство юмора по отношению к мужчине, и все будет хорошо.

А.Б. Пугачева
writer

Валерий Брюсов

Валерий Брюсов умер 9 октября 1924 года в Москве...
Началась эта история в пятидесятых годах прошлого века. 20 октября 1956 года решением Совета Министров СССР № 6353-р была объявлена новая комсомольская стройка. Прямо посреди сибирской тайги, там, где река Мамакан впадает в Витим, решено было построить Мамаканскую ГЭС - первую в мире ГЭС на вечной мерзлоте.
(А в 1958 году в Москве в издательстве "Художественная литература" вышел в свет небольшой томик стихов и поэм Валерия Брюсова. Триста с лишним страниц поэтических строк, в коленкоровом чернильного цвета переплете, за 4 рубля 55 копеек.)
Тогда в том месте стоял небольшой эвенкийский поселок, где первые строители и поселились - построили бараки и стали жить. Работать им приходилось в нечеловеческих условиях, впрочем, "партия сказала "надо", комсомол ответил "есть". И уже через пять лет 22 декабря 1961 года в 19.49 по местному времени первый агрегат ГЭС был поставлен под нагрузку, а еще через год заработал и последний четвертый агрегат. Полностью строительство было закончено в сентябре 1966 года, когда был подписан акт государственной комиссии о приемке в эксплуатацию Мамаканской ГЭС. Кстати, в качестве исторической справки: в середине 80-х годов в том же районе были проведены геологические изыскания и найдено место еще для одной гидроэлектростанции - Тельмамской. Это на несколько десятков километров выше по течению, там, где в Мамакан впадает река Тельмама. Новая ГЭС была бы в три раза мощнее Мамаканской. Более того, она должна была увеличить водоток, отчего увеличилась бы и мощность Мамаканской ГЭС: с 7,5 до 46 мегаватт. Однако началась перестройка, финансирование прекратили, а потом и вообще свернули проект. И "развернут" ли его когда-нибудь...
Одними из первых на Мамакан приехали не только комсомольцы-добровольцы, а еще и высококвалифицированные технические кадры - инженеры из Ленинграда, которые и разрабатывали прямо на месте всю проектную документацию. По мере строительства сюда съезжались специалисты со всей страны. Так и получилось, что в одном доме, выстроенном в том самом эвенкийском поселке, поселились три семьи - две из Ленинграда и одна с Урала. Ленинградские инженеры приехали в зону вечной мерзлоты и привезли с собой не только вещи первой необходимости, но и книги. Это было очень "по-интеллигентски": привезти вместо лишней пары теплых носков небольшой томик Брюсова, где даже холод совершенно декадентский:
"Как царство белого снега,
Моя душа холодна.
Какая странная нега
В мире холодного сна!.."
И это на фоне зарегестрированных на Мамакане среднестатистических среднегодовых колебаний температур в семьдесят (!) градусов: от минус сорока в январе до плюс тридцати в июле.
Потом, когда ГЭС построили, кто-то из тех первых специалистов уехал, кто-то остался. Уехали и две ленинградские семьи, а уральская осталась, решив связать с Мамаканом свою жизнь. Уезжая, ленинградцы оставили им некоторые свои вещи, в том числе и томик стихов Брюсова, который достался старшей дочери. А еще через сорок лет эта книжка оказалась на моей книжной полке: мне ее также подарили - та самая девочка с Урала, правда, она теперь уже бабушка. Она до сих пор живет на Мамакане, у нее взрослые сыновья и юная внучка - это молодое поколение коренных мамаканцев.
Мне подарили Брюсова вместе с этой незатейливой историей про нашу страну, про то, какие люди в ней жили и работали ради ее благосостояния. И оказывается, не только в кино были такие, кто в зону вечной мерзлоты приезжал не за длинным рублем и не под конвоем. "А я еду, а я еду за туманом, за туманом и за запахом тайги..." В конечном итоге от романтики до романтизма рукой подать: стоит лишь ее протянуть, и со дна потрепанного брезентового рюкзака достать сборничек любимого поэта, открыть, как откроется, и прочитать негромко вслух:
Листья со вздохом, под ветром, их нежащим,
Тихо взлетают и катятся вдаль
(Думы о прошлом в видении нежащем).
Жить и не жить - хорошо и не жаль.
Острым серпом, безболезненно режущим,
Сжаты в душе и восторг и печаль...
А после отложить книжку в сторону и представить, как в будущем эта таежная река, на берегу которой ты и сидишь, будет работать на человека. И это ты заставишь ее работать, без устали, до 356 миллионов киловатт в час! Это обязательно будет, ведь за этим ты сюда и приехал!
...Перелистывая пожелтевшие страницы сборника, я обнаружила старый листок отрывного календаря - 31 марта 1967 года, пятница, с портретом А. М. Гмырева - рабочего, революционера и поэта. А на обороте - его стихотворение "Не жди меня..." Стихотворение - про любовь и про то, что есть чувства сильнее и ответственнее любви. Заканчивается оно так:
"Люблю тебя! Но для родного края
Я должен жизнь отдать. Не жди меня..."
Думается мне, что этот листочек оказался в брюсовском сборнике не случайно. Потому что Мамаканскую ГЭС (и Братскую, и БАМ, и Целину, и - сколько их было еще комсомольских строек) строили люди, которые действительно готовы были, без всякого пафоса и преувеличения, для родного края отдать жизнь. Чем, собственно, и воспользовалось государство. Но это уже другая, не такая восторженная история.