August 31st, 2011

writer

Зерно 31.08.2011

Конечно, папа сделал в жизни много хорошего, но теперь он состарился, а старые люди абсолютно бесполезны.

Гомер Симпсон
writer

Последний день лета

У меня столько работы сейчас, особенно после того, как Илья уехал в Грузию - просто подумать страшно. Вот и сегодня (и вчера, и на завтра) - просто невпроворот. А когда этот невпроворот затягивает, надо брать паузу для души. То есть - отключать телефон, игнорировать почту и хотя бы час посвятить написанию какого-нибудь бесполезного, но такого приятного текста. Не для денег (о, я столько уже написала, и думаю, еще напишу для денег), а просто так.
Все ведь по-разному берут паузу. Кто-то наливает кофе, кто-то начинает читать новостую ленту на любимом портале, кто-то лезет в "одноклассники", кто-то идет выкурить сигаретку - все варианты, короче говоря, известные. А вот я начинаю писать текст просто так.
Главное, чтобы тема была животрепещущая: в смысле настолько трепещущая в мозгу, что ее надо выложить на лист (ну, это раньше так говорили, теперь, вероятно, надо говорить так: превратить в файл). Пока мысль трепещет - живет. А мертвые мысли уже неактуальны.
Сегодня последний день лета. Вполне себе повод поразмыслить на уже заданную не раз и не два в прошлой жизни тему "Как я провел лето". Действительно - как?

Начало лета ознаменовалось концом весны (что приятно очевидно:)) То есть - закончилась школа (троекратно ура - причем троекратное буквально, - с бросанием в воздух чепчиков и прочих деталей), и начались каникулы. Конечно, поскольку работа моя перестала предполагать летний отдых, это добавляло грустных рефлексий на тему "дети в городе". Но! Во-первых, мы купили среднему велосипед и смогли, наконец, с ним кататься на двоих по городу: выписывали круги через новый мост на набережную, откуда на старый мост и домой; путешествуя по всяким делам в центре и вообще передвигаясь исключительно при помощи собственных мышечных усилий. Во-вторых, велосипед освоил младший, что стало его победой и моей радостью. А потому, когда мальчишки были "сосланы на свежий воздух" на дачу к моим родителям, они уже катались вместе.
Еще в начале лета мы провели наш конкурс "Тень отчаяния", а у меня неожиданно получилась еще одна книжка. Книжка очень неровная, больше похожая на набросок, но тем и интересная. Опять же я очень благодарна художнице Анне, которая сделал ее именно такой:)
Потом в середине июня случилось событие - мы съездили вчетвером (с сыновьями) на Ольхон. Семен был за рулем, его младшие братья всю дорогу (с перерывами на сон) пели какие-то сумасшедшие песни. И в общем - было весело. Я писала об этом подробно.
Вернувшись с Ольхона, мы буквально через несколько дней уехали к моей подруге - в дом, который стоит у истока Ангары, с видом на Шаман-камень, с чудовищным ветром, с камином, с настоящим парным молоком утром... И это было здорово.
Потом я много работала - на всех работах сразу, пытаясь как-то превратить свои буквы в копейки, а слова в рубли. Получалось с переменным успехом, но без больших прорывов. По работе мы сделали много чего - придумали конкурс, придумали дисконтную программу, придумали викторину (это по фонду), придумали несколько проектов (для газеты и для журнала), придумали и провели первый семинар из серии "Коучинг для предпринимателя". Все это не приносило денег, но приносило удовольствие. Параллельно с этим я писала бизнес-план для центра занятости, где оформилась как безработная - собственно, именно для того, чтобы бизнес-план написать и защитить. Сейчас идет финальная стадия (план написан, лежит на утверждении), если она закончится ничем, то, наверное, не буду уже ничего переписывать - надоело.
Потом мы с моими родителями съездили на Аршан - я впервые была на Аршане! Водопад, минеральные источники, дацан, речка Кынгарга, поездка в Жемчуг, где горячий бассейн и купание в Иркуте. На Аршан, вероятно, хорошо ездить небольшой компанией - выпить, поесть поз, попеть под гитару. Что, собственно, и происходит на каждом сантиметре (разве что без гитары). Но бурундук мне на тропу все-таки вышел, и мы с ним даже поговорили (он знает, о чем:))
В конце июля мы с младшими мальчишками уехали в скаутский лагерь - английский лагерь с настоящими англичанками в Большом Голоустном. Было очень-очень-очень хорошо. Мой средний сын окончательно захотел стать скаутом, меня по этому поводу посетило несколько мыслей... Ну не знаю... Это надо думать и думать...
Параллельно с этими событиями старший сын перепоступил на бюджет на журналистику (хотя полгода мы собирались в Питер, но не смогли решить вопрос с армией - на что, кстати, было убито начало лета).
Еще я все лето ждала старшего из его путешествий. Они ездили на Ольхон (на машинах), на Аршан (на автобусе), к нам на дачу и в большое путешествие в Бурятию (снова на машине). Обо всем этом у него написано в ЖЖ. Нельзя сказать, что я волновалась прямо уж так из ряда вон. Но все равно - думала о нем (кто знает - это еще называется "держать"). Я прямо сильно-сильно рада, что ему нравятся путешествия, потому что сама считаю, что это лучший способ не только отдыха, но и жизни. Потому надо уже будет что-то придумать с машиной, чтобы на будущий год путешествия продолжались! Понятно, что ему интереснее ездить со своей компанией - но когда я слушаю его рассказы, я будто сама там побывала. Так что пусть ездит - и много! А меня-то Коктебель ждет:)
Несколько раз мы ездили в Листвянку (не люблю Листвянку:( - но лучше так, чем совсем сиднем в городе.
А еще я много думала. Прямо можно сказать, что все лето и думала. О том, как я хочу жить, и как не хочу. О том, как совместить хочу и могу, поставив между ними знак равенства. О! Это очень сложно. Частенько между хочу и могу выставляется лишь половина знака равенства (=), то есть минус (-). Отчего и получается не "хочу = могу", а "хочу - могу". А когда из желания возможность вычитаешь, что остается? Вот то-то и оно, что частенько остается одна сплошная обязанность. Обязанность зарабатывать деньги. Обязанность соответствовать. Обязанность мириться и идти на компромисс. Обязанность делать то, что надо.
Еще я поняла про себя, что я давно уже рассчитываю только на себя. И это очень тяжело и, возможно, не совсем правильно. И по честному, так даже совсем не правильно. Потому что когда я оставила деньги и список продуктов, оказалось ничего не произошло страшного, а двое младших великолепно самостоятельно справились с походом в магазин. Вопрос только в том, чтобы было что оставить.
Я пересматривала свои отношения с мужем. У нас нормальные отношения, у нас уже скоро серебрянная свадьба:) Но я презираю таких женщин, которые живут так, как я: по принципу я и лошадь, я и бык. Я презираю таких женщин, которые не могут поставить жесткие условия и их придерживаться: "если ты не можешь заработать денег, помоги мне в другом, освободи меня от всего, чтобы я зарабатывала". Я презираю таких женщин, которые трусят и держатся за мужчину, потому что - ну как же без мужа-то? Я презираю тех, кто вымещает свои обиды раз за разом на партнере, но при этом ничего не может и не хочет поделать со своей жизнью.
Ну да, и самое обидное, что я сама такая женщина. Все предложения выше - про меня. Они вовсе не про то, что что-то не ладно в датском королевстве (неладно - это муж пьяница и отсутствие перспектив). Они про то, что я не могу (неужели все-таки не хочу?!) что-то поменять в своей жизни, чтобы перестать быть загнанной лошадью, которая рассчитывает только на себя. Нет, это не мужчина меня довел. Это я сама дошла (на лыжах:)) Потому что НИКТО НИЧЕГО НИКОГДА НЕ ДЕЛАЕТ НИ С КЕМ. На все всегда есть молчаливое согласие, устраивающие обе стороны правила игры. И вот то, что они меня, судя по всему, устраивают (а иначе почему ничего не меняется?) - это и стало поводом к размышлениям.
К каким выводам я пришла? Ни к каким. Но я продолжаю думать об этом. И если раньше мои мысли были черного цвета, потом серого (что еще хуже, ибо означает - равнодушие), то сейчас в них все больше светлого. Потому что я додумалась до нескольких моментов: у меня - семья, у меня - сыновья, и это самое главное счастье и приключение, которое со мной произошло в жизни.
Наверное, теперь мне все-таки осталось полюбить себя (как советуют эти бесконечные сикологи:)). А для того, чтобы это получилось, надо не постараться - надо сделать так, чтобы оно получилось само: как ощущение абсолютного самоуважения.
Пока не получается.
Но я работаю над этим:) В перерывах между работой с клиентами компании Мое Дело - Иркутск:)
writer

Марина Цветаева

Бог испытаний не по силам не дает.
Значит ли это, что испытания, выпавшие на долю Марины Ивановны Цветаевой, оказались непосильными?
Обсуждать, осуждать и тем более рассуждать над этим вопросом бессмысленно. Можно лишь предполагать. Можно. Но нужно ли? Зачем бередить грешную душу своими неспешными умствованиями перед листом бумаги, с чашечкой кофе, в начале 21 века, поглядывая на книжную полку, где бок о бок стоят пять разношерстных томов. В них - стихи, поэмы, проза, а значит и вся жизнь поэта. Это такое свойство у них: уметь в несколько строк определенного размера и ритма вставить целую (читай: полную, цельную, единую) гамму чувств человеческих. И прежде, конечно, своих собственных.
...И вот тут рука так и просится: вытянуть какой-нибудь том, - например, белый, с автографом по корешку, - пролистать небрежно и выдернуть пару цитат, расхожих или неочень, вставить в текст собственного повествования и быть удовлетворенным логическим построением этой небольшой заметки...
Ан нет! никаких логических, правильных и общепринятых построений в Цветаевой не усматривается. С этими ее поразительными тире внутри слова, когда банальное расстояние превращается в "рас - стояние". С россыпью противоположностей, уживающихся и конфликтующих между собой внутри не только фраз, но даже на уровне слов, от того, что - на уровне души. С ее сладкой кладбищенской земляникой...
В Елабугу въезд на автомобилях запрещен. Такой городок, который даже - городишко, только без уничижительности, сквозящей сквозь буквы. Он и был бы таковым - захолустным, провинциальным до последнего камешка. Если бы не Марина Ивановна. Здесь все посвящено ее памяти. Небольшой изящный мемориал. Дом-музей. Кладбище.
Сразу у входа - могила. Вся в цветах - как и положено, таким могилам. И лишь немногие знают, что это - кенотаф. А Цветаева на самом деле покоится в глубине этого старенького кладбища. Ее могилу найти непросто. Но не потому что она выглядит совсем заброшенной: опрятная старенькая могила, правда надпись на ней совсем стерлась. Можно разглядеть лишь заглавные буквы М и Ц.
Но вся могила заросла земляникой.
В душе все переворачивается. И в словах стихов слышится пророчество.
Даже после смерти все получилось ТАК, как ОНА знала. Потому 31 августа 1941 года вряд ли было моментом слабости.
Ведь Бог испытаний не по силам не дает.