June 30th, 2011

writer

Свидетели и судьи

 …Всю ночь во сне я гуляла по Санкт-Петербургу. Это был странный город, каким обычно и бывают города в сновидениях. Но и - странно знакомый, узнаваемый, именно такой, каким я его видела на страницах прочитанного вечером накануне.

А если тебе ночью снится то, о чем ты читал накануне – это верный признак того, что вечернее чтение произвело на тебя должное впечатление.

Должное – это не просто сильное, а именно такое, какое стремился вложить автор в обыкновенные слова обыкновенного рассказа.

Обыкновенного ли? Воспоминания «о времени и о себе» мне дал прочесть антиквар Аркадий Давыдов. Что я могу сказать… Когда он издаст такую книгу – не пропустите.

 

 

Collapse )
writer

Джон Гей

 Как-то раз мы возили группу детей из Сибири на большое мероприятие, посвященное празднованию 300-летия Санкт-Петербурга. Детей было человек двести, сопровождающих взрослых – человек тридцать. Дети были поделены на отряды, отрядами же в большом лагере и стояли – вперемешку с другими такими же отрядами, съехавшимися в Питер со всей страны.

Один из сибирских отрядов (из глубокого сибирского села, что в Усть-Илимском районе) стоял рядом с отрядом из Вятки. И вот как-то руководитель сибиряков кричит: «Девки! Зовите парней – обед». Вятичи потом подходят и говорят: «Слушайте, ну так же нельзя! Какие же, извините, «девки»…»

Оказалось, что в западной части России «девки» синоним слова «проститутки». Хотя вообще-то, если воспринимать слово как сибиризм, то это будут всего лишь незамужние девушки.

Также мы тогда выяснили, что «хлеб» бывает не в «булках», а в «буханках», а колбаса – не в «палках», а в «батонах».

Вот такая прикладная лингвистика по географическому принципу.

С другой стороны, над старой доброй песенкой про щенка «голубой, голубой, не хотим играть с тобой…» - и вятичи, и сибиряки ржали совершенно одинаково. Равно как и над песенкой про голубой вагон.

Тут уже феномен восприятия не географический, а исторический: какое время – такие и песни. Потому, например, имя английского поэта Джон Гей воспринимается с кривой усмешкой.

А дядька, между прочим, написал в начале 18 века «Оперу нищих», которая сразу стала безумно популярной. Настолько, что спустя сто лет Брехт превратил ее в «Трехгрошовую оперу».

Джон Гей родился 30 июня 1685 года.