June 15th, 2011

writer

Зерно 15.06.2011

... И увидел я, что преимущество мудрости перед глупостью такое же, как преимущество света перед тьмою: у мудрого глаза его - в голове его, а глупый ходит во тьме; но узнал я, что одна участь постигает их всех. И сказал я в сердце моем: "и меня постигнет та же участь, как и глупого: к чему же я сделался очень мудрым?" И сказал я в сердце моем, что и это - суета; потому что мудрого не будут помнить вечно, как и глупого; в грядущие дни все будет забыто, и увы! мудрый умирает наравне с глупым...

Экклесиаст
writer

Ростислав Филиппов

У поэта Ростислава Филиппова было прозвище: Жираф Филипп.

Росту он был высокого, отчего, как многие высокие и застенчивые, сутулился. Застенчивость в нем, судя по всему, с годами иссякла, а вот привычка сутулиться - осталась. Одно время я работала в скандальной газетке "Иркутская культура" под его началом. Со скандалом же оттуда и уволилась. Хотя Филиппов относился ко мне хорошо. И даже после моего увольнения.

Когда он 15 июня 2006 года умер, мне стало отчего-то нестерпимо грустно. Хотя мы давно разошлись во взглядах и убеждениях, но как-то оказалось, посмертно ни взгляды, ни убеждения уже не имеют никакого значения. И даже строчки стихов - тоже.

Просто жил когда-то на свете высокий нескладный дядька с длинными руками и зоологически-французским прозвищем. Друзья звали его ласково - Ростик. А он мне как-то раз придумал псевдоним - Яра Анастасьева. Вот и все что осталось в памяти.

Но раз осталось, значит было и это важным.