June 13th, 2011

writer

Зерно 13.06.2011

... и сердце мое видело много мудрости и знания. И предал я сердце мое тому, чтобы познать мудрость и познать безумие и глупость: узнал, что и это - томление духа; потому что во многой мудрости много печали; и кто умножает познания, умножает скорбь...

Экклесиаст
writer

Анатолий Кузнецов

13 июня 1979 года умер Анатолий Кузнецов, автор «Бабьего Яра».

С Кузнецовым у меня однажды приключилась прелюбопытная история.

Звонит мне как-то знакомая и говорит: есть человек, который ищет, кто бы ему написал книгу… (внимание!) о Петре Первом – (второе внимание!)… возьмешься?

Конечно, нет! Где я и где Петр Первый. Но согласитесь, само предложение заманчивое – где-то слегка греет самолюбие, что вот люди думают, что я могу теоретически написать книгу о Петре Первом. Потому я, тактично отказавшись, все же интересуюсь, а что за книга, и что за человек.

Мне в ответ говорят: ты сразу-то не отказывайся – всегда успеешь, поговори сначала с ним сама, все разузнай, а потом уж и откажешься. А может, и не откажешься – вдруг поймешь, что тебе по силам будет.

Разумное предложение. Тем более, что отказаться я на самом деле всегда успею. А так – халиф на час!:) - все же побуду потенциальным автором книги о великом российском императоре.

В общем, дали мне скайп и е-мейл.

Заказчик оказался личностью занятной. Планы имел наполеоновские, но судя по всему, собирался их воплотить. Так или иначе, но к общению со мной он подошел очень серьезно – все-таки абы кто не может книгу о Петре писать. А потому, в качестве тестового задания, предложил мне найти книгу Анатолия Кузнецова «Тайны войны». Дескать, это супер-редкая книга.

Взялась поискать.

В интернете ее не обнаружилось, и даже вообще такого упоминания не встречалось. Попросила своих знакомых библиотекарей – в молчановке, в юношеской, в детской (на всякий случай), - поискать. Тоже ответ отрицательный. В Белом доме – тоже нет. Тогда я написала Диксону, памятуя о том, что у него библиотека богатая и вообще он любитель подобных исторических штук. И Диксон рассказал мне такую историю.

В середине шестидесятых в Ленинграде, где он (Диксон) тогда жил и был вхож в литературные круги, действительно ходил по рукам двухтомник, озаглавленный "Тайны войны". Это был сборник, в котором, кроме прочих произведений, был также "Бабий Яр" (и Кузнецова, и Евтушенко). Вероятно, по этой причине авторство сборника приписывалось Кузнецову. Но главное в том, что это был конволют. Он ходил по рукам в окружении поэта Виктора Кривулина и Татьяны Горичевой, которая впоследствии стала его супругой.

Я сразу почему-то подумала, что это именно та книга, которую мы ищем. О чем тут же и написала. Мне пришел такой ответ:

«Спасибо, но я жил в Алмате и купил ее обычным способом в магазине книжном…..и автор ее Кузнецов……и кроме этого произведения,  там ничего более не было…..хорошего дня…»

Собственно, после этого наша переписка постепенно сошла на нет.

И так я и не знаю, кто в итоге взялся писать книгу о Петре. И при чем же здесь все-таки был Анатолий Кузнецов

writer

Тень отчаяния №6 (вне конкурса)

Тень отчаяния, или Спите спокойно, я вас спасу!

Когда мне сказали, что нужно сдавать экзамен по Гражданской обороне, то я очень обрадовалась: с виду я – домашний хомяк с невротическими замашками, а внутри – свирепый берсеркер, призванный спасти человечество. По идее, я должна проводить свободное время в окопах, зубами вскрывать железную банку тушенки и пытать пленных фашистов на предмет: «Куда, падлы, яйца Фаберже спрятали? А самого Фаберже? Хенде хох!» Но жизнь распорядилась иначе: фрицы умерли, а место начальника МЧС давно занято, я узнавала. Таким как я, простым труженикам тыла, остается только сдавать теорию ГО и протирать лицо тоником, чтобы кожа не увядала.
  
Билетов по ГО было много, и я их пролистнула моментом. Ну, я параллельно смотрела фильм про Ярослава Мудрого, где очень наглядно показывалось как рубить бошки, и, заметьте, никакого секса, неплохой фильмец для таких суровых солдафонов как я. Но суть билетов уяснила, намазала губы красной помадой, вздыбилась в районе груди и пошла сдавать. Сами понимаете, когда зверь выходить на охоту, то все – закрывайте свои курятники, пощады не будет.
   
   По пути я завернула к Бабаре, и она из милосердия дала мне шпору на билет номер семь. Она ГО сдала успешно, говорит, главное не останавливаться. Билет я заныкала куда-то в туловище и возрадовалась, что хоть еще пяток килограмм макулатуры спрячь – не заметит никто. Потому что когда женщина в теле, третья появившаяся титька особых подозрений не вызывает.
   
   В аудитории сидели суровые мужчины в форме и трепещущие бабушки-профессорши. Видно было, что бабушки учили наизусть: они таращились в потолок и шептали что-то себе под нос. Потом спохватывались и записывали нашептанное. Я подумала, что могли бы уж шпаргалку под чулок засунуть, а потом – хась! и ногу выставить между рядов. Я вот так всегда делать буду, когда мне 75 стукнет. Потому что женщина всегда должна вызывать шок и трепет, и неважно в каком месте у нее целлюлит: в мозгах или под глазами.
   
   Я подошла к столу и сказала: «Я только что с трамвая!», и это был отвлекающий маневр. Пока парни в форме таращились на меня, постигая семантику, я ловко перебирала билеты, чтобы найти седьмой. Один дядька вздрогнул, это означало, что действие моей красоты стало проходить.
   
   «Трамвай был красный. Очень душно там было!» - усилила я эффект. И нечаянно уронила все билеты. «Что ж они у вас ламинированные и скользкие такие?» - предъявила я вполне обоснованные претензии. Комиссия вздрогнула, вышла из транса, и главный сказал: «Знаете, а вы начинайте рассказывать!» «Но я только что с трамвая!» «Ничего», - ответили мне душегубы,- «Мы тут вообще без обеда!»
   
   Ну, в общем, они сами напросились. Бездна моего интеллекта раскрылась и извергла то, о чем не должен был знать простой плебс.
   
   - Главное, если мы видим, что человек лежит, то надо определить - труп это или только претендент. Определить легко: нужно сжать рукой его глазное яблоко. Если появится кошачий глаз – вертикальный зрачок, то все – труп. Если нет – то надо его спасать: ударить руками по грудной клетке, например. Но тут есть тонкости: если послышится хруст и ощутим напряжение, то значит – сломались ребра, но нужно бить дальше, не останавливаясь, до приезда врачей. Потому что спасение человека – первейшая задача при алкогольной коме и паводках.
   
   Комиссия зачарованно молчала. Я хрустнула шпаргалкой, которая скатилась мне в район талии, и продолжала:
   
   - Можно проверить пульс, а если из груди торчит кусок стекла, то укрепить его обязательно. Да, еще очистить рот, даже если клиент не хочет чтобы к нему пальцами в рот залезали, нечего тут нянькаться, очистить и все. Потом устроить нашатырную баню: накрыть тряпкой и дать дышать нашатырем, из-под тряпки не выпускать. Да, надо обязательно расстегнуть лифчик у потерпевшего и развязать шнурки на ботинках. Потерпевший вправе требовать у государства материальное пособие и соблюдать конституционные нормы.
   
   В аудитории стало тихо-тихо. Примерно так, как на суде инквизиции, когда было заявлено, что Земля круглая. Люди не любят тех, кто знает больше их. Я на себе это испытала – за ГО мне поставили четверку.
   
   Я думаю, это Кужугетович так распорядился, наверно, он не любит конкурентов.