April 26th, 2011

writer

Петр Чаадаев

26 апреля 1856 года умер Петр Чаадаев.

Во времена расцвета перестройки - кстати, когда, почему, как и, главное, чем она закончилась и закончилась ли? - столы в учебных аудиториях ист-фила Иркутского государственного университета были исписаны не какими-нибудь скабрезно-заборными непристойностями, а образчиками политической поэзии и прозы. К первой принадлежали перлы типа "На медведя я, друзья, выйду без испуга, если с Пуго буду я, а медведь - без Пуго" (кто теперь помнит фамилию бывшего главы госбезопасности?). "Проза " была представлена обрывками конспектов, которые предприимчивые студиозузы переписывали на парты перед особо неприятными экзаменами.

Много чего еще было на столах. Но один опус - особенно бросался в глаза и прямо-таки впечатывался в память. То ли из-за крупного шрифта: четыре строчки почти в полстола, то ли из-за зловещего красного цвета букв - почти что кровь! То ли из-за легко угадываемого недремлющего гения Александра Сергеевича, то ли просто - из-за смысла.
Строчки были такие:

   Товарищ! Знай: пройдет она -
   И демократия, и гласность,
   И вот тогда госбезопасность
   Припомнит наши имена.

Что касается первоисточника, то там, третья строчка про то, что "Россия вспрянет ото сна". А весь первоисточник целиком называется "К Чаадаеву", без него до сих пор не обходится ни один учебник литературы, и "Звезда пленительного счастья" периодически возникает на телеэкране, и вспрянув ото сна, осталось только воспрять духом.

Мыслитель и публицист Петр Яковлевич Чаадаев, будучи в здравом уме и трезвой памяти, опубликовал "Философические письма", за что и был высочайшим повелением объявлен сумасшедшим. По той простой причине, что осмелился высказать свой взгляд на Россию в целом и русский народ в частности. Первое письмо датировано 1 декабря 1829 г.

Гласность по-русски: сначала напечатали, потом объявили сумасшедшим. Но напечатали.
В ответ на "высочайшее повеление" Чаадаев написал "Апологию сумасшедшего", где пытался объяснить необходимость многообразия подходов к изучению и переосмыслению истории. Однако, "госбезопасности" было уже глубоко плевать, что там думает отдельно взятый "товарищ", к тому же по официальной версии двинутый умом.

Ах, бедный Петр Яковлевич! Знал бы он, что и через полтора века его слова о России - тогдашней России! - будут современны и своевременны. Вот бы он расстроился. Потому что был не сумасшедшим, а всего лишь гражданином и патриотом России.

"Я не научился любить свою родину с закрытыми глазами, с преклоненной головой, с запертыми устами, - писал Чаадаев в "Апологии сумасшедшего", - Я нахожу, что человек может быть полезен своей стране только в том случае, если ясно видит ее; я думаю, что время пустых влюбленностей прошло, что теперь мы прежде всего обязаны родине истиной... Мне чужд, признаюсь, этот блаженный патриотизм лени, который приспособляется все видеть в розовом свете и носится со своими иллюзиями и которым, к сожалению, страдают теперь у нас многие дельные умы".

"Россия вспрянет от сна"? Чаадаев питал на сей счет нешуточную надежду. Полтора века с лишним прошло - вспряла ли? Воспряла? Воспарила хотя бы?

Не сумасшествие ли верить в оное?