January 20th, 2011

writer

Зерно 20.01.2011

 Кстати, до чего же изумительное слово "головокружительный", оно подразумевает и обострение мысленных и чувственных способностей, и нечто противоположное, оно разом охватывает и мозг, и внутренности: хотя кружит в голове, но холодеет, мутит под ложечкой...
Антония Байетт
writer

Евгений Замятин

 Евгений Замятин родился 20 января 1884 года.

В самом начале романа Замятина "Мы" есть такая мысль: "Если они не поймут, что мы несём им математически безошибочное счастье, наш долг заставить их быть счастливыми."

Когда мы читаем эту фразу в романе, то она выглядит очевидной. И мы, конечно, цокаем языком и говорим о том, что - увы и ах тому, кто думает, что счастье можно просчитать алгеброй.

Но не это ли мы сами - неосознанно или осознанно - не в этом дело, - делаем из раза в раз, по разным же поводам: уча жизни, поучая, комментируя или даже оценивая поступки других? Не это ли математически безошибочное представление о жизни (о, и о счастье в первую очередь!) является нашей путеводной звездой в отношении к детям: поступишь в институт, устроишься на хорошую работу, будешь зарабатывать деньги...... Посмотри, дружочек, - все так живут, а значит, и ты не выеживайся. А ежели не хочешь - так наш долг заставить тебя быть счастливым.

И апофеоз родительской любви: ты мне еще потом спасибо скажешь!

Ой ли?

"И вот — две чашки весов: на одной — грамм, на другой — тонна, на одной — «я», на другой — «Мы», Единое Государство. Не ясно ли: допускать, что у «я» могут быть какие-то «права» по отношению к Государству, и допускать, что грамм может уравновесить тонну, — это совершенно одно и то же. Отсюда — распределение: тонне — права, грамму — обязанности; и естественный путь от ничтожества к величию: забыть, что ты — грамм и почувствовать себя миллионной долей тонны…"

Когда мыслишь ТАК, тогда действительно - будущее счастье просто, предопределено и просчитано с математической точностью. Потому что счастье - это отсутствие "я". И присутствие "мы".

Мне и лет-то не так уж много, а я еще помню, как учитель по русскому говорила: "Нечего "якать" - ваше мнение никого не интересует. Пишите сочинение по картине во множественном лице". Это было за десять лет до опубликования замятинского романа на родине. Что изменилось с тех пор?

... И знаете ли, у меня нет ответа.