January 3rd, 2011

writer

Зерно 3.01.11

 Излишнюю свободу и самостоятельность дети могут воспринимать как ненужность.
Наталья Сазонова (учитель физики и мой большой друг)
writer

Осип Мандельштам

 Осип Мандельштам родился 3 января 1891 года

У одной моей знакомой есть племянник. Знакомая - весьма возвышенная, даже слегка экзальтированная особа, которая может искренне рыдать на симфоническом концерте от переполнивших ее чувств, или с придыханием читать блоковскую "Незнакомку", или со слезами на глазах наблюдать полет осеннего желтого листа. В таком, короче говоря, духе. А вот ее племянник - простой парень, без всяких там выкрутасов и фокусов, крепкий и основательный, поэзию читал в школьном учебнике и то, потому что заставляли. Со своей восторженной тетушкой он общается как с инопланетянкой: она ему про Вивальди, а он - про "Арию"; она ему "ах-ах, Феллини-Антониони", а он - "Брат-2" недавно посмотрел; она ему стихи Мандельштама наизусть, для общего, так сказать, образования, а он - уши затыкает. Ну, не выдерживает юношеский мозг "Как этих покрывал и этого убора Мне пышность тяжела средь моего позора!.."

И вот как-то раз племянник и говорит своей просветленной родственнице:

- Знаешь, тетушка, я когда жениться буду, обязательно у своей невесты сначала спрошу: читала ли она Мандельштама...

- Ах, Мишенька, как это прекрасно!

- ... и если читала, скажу: иди-ка ты, дорогая, подальше.

Кстати, день рождения у Мишки - 3 января. По иронии судьбы в этот же день в 1891 году родился Осип Мандельштам:

Я рожден в ночь с второго на третье
Января в Девяносто одном
Ненадежном году, и столетья
Окружают меня огнем...
writer

Такая работа

 Остатки предпраздничной суеты. То есть - уже все сделано (почти) и собираемся уезжать встречать новый год к бабушке и дедушке (то есть к моим родителям), потому что старший сын будет отмечать праздник дома в приятной компании и в (мексиканском стиле). Вот это "почти" необходимо ликвидировать, чтобы вступить в новый год во всей красе и сиянии. И вот пока я глажу скатерть, на кухню входит средний - он-то и попадается под руку.
"Матвейка, - говорю я ему, - я знаю, что сейчас не твоя очередь. Но Семен моет пол, а Глеб хорошо не вымоет. А я сама, видишь, связалась. Помой посуду, а? Пожалуйста! И это будет финальный рывок перед новым годом в борьбе за чистоту!"
Включает воду, моет посуду. Потом, уже вытирая руки полотенцем, все-таки комментирует:
"Такая у меня работа - быть твоим сыном".