November 16th, 2010

writer

Эрдман

 16 ноября 1902 года родился Николай Эрдман.
У меня есть друзья, супружеская пара: он - музыкант, она - актриса. Когда мы только познакомились (конечно, пришла к ним на интервью) и разговорились о том о сем, я вскользь в разговоре упомянула Анатолия Ивановича Кобенкова, что-то типа, что сразу после вас к нему еду - тоже на интервью. Ребята удивились, какой мир тесный (а он в Иркутске даже теснее, чем кажется) и попросили Кобенкову книгу передать - мол, давно уже у них лежит, а до Кобенкова все никак доехать не могут.
Так я познакомилась с Эрдманом.
Помню, что читать начала еще в трамвае. И конечно, Кобенкову в тот раз не отдала - лежала книга месяц и еще пару дней подождет. А из страсти выписывать цитаты, выписала тогда из "Самоубийцы" эту:

 

Collapse )

writer

Психопатические феномены

 На днях меня в разговоре справшивают: "Тебе сколько лет?" И я без задней мысли отвечаю: "Тридцать девять". "О, значит ты в семьдесят первом родилась?" "Нет, в семьдесят втором". "Но тогда тебе, вероятно, тридцать восемь?"
Я, конечно, свела в шутку - типа, кто-то убавляет, кто-то прибавляет. Но в глубине души сама себе поразилась: дело в том, что я БЫЛА УВЕРЕНА, что мне тридцать девять. 
Что это было вообще?!

Давно-давно, когда я еще училась в университете, еду как-то с занятий на трамвае, и вот он на самой середине моста встал и стоит - в пробке. А по тем временам маршрутных такси еще не было, и трамвай, как и положено, битком набит под завязку. Как сельди в бочке, короче. И тут одна дама, что рядом стояла, говорит другой: "Когда трамвай на мосту останавливается, мне ТАК неприятно всегда. Все время представляю, что там внизу Ангара..."
Прошло более двадцати лет. И до сих пор, если вдруг трамвай, в котором я еду, на мосту попадает в пробку, я вспоминаю - что внизу Ангара...

Из одной смс-переписки:
"Из книжки А. Гениса: "Рукопись - как ногти: интимная часть автора, которая со временем начинает его тяготить".
"Ну, наши с тобой ногти пока еще не доросли"
"Далее по тексту: "Только похоронив рукопись в переплете, автор освобождается от ощущения неокончательности текста. Опубликовав его, он может хотя бы на время избавиться от своего несовершенства"
"Наверное. Надо подумать эту мысль. Я, кстати, до сих пор самой себе не ответила на вопрос, для чего сделала книжки..."
"Значит, пока еще не нужно отвечать. Вероятно. Пока они просто есть. А потом решат зачем..."
"... и после смерти признают нас явлениями в российской культуре:)"
"Ну, если больше ничего не уцелеет...:)"