Nastya Yarovaya (nastya_yarovaya) wrote,
Nastya Yarovaya
nastya_yarovaya

Categories:

Архео-важно, или Битье лапами.

"Глубокоуважаемый Дмитрий Анатольевич! Обратиться к Вам с просьбой нас заставила тревога за судьбу объектов археологического наследия, находящихся по берегам строящегося Богучанского водохранилища в Усть-Илимском районе Иркутской области..." 
Так начинается письмо-обращение к Президенту Российской Федерации Медведеву Д. А. от представителей науки и общественности Иркутской области. Письмо подписали многие видные общественные деятели области и , в том числе, сорок археологов. Впрочем, справедливости ради - это далеко не первое и не единственное письмо, с которым иркутяне обращались в самые различные высокие инстанции.
О сути проблемы мы беседуем с начальником отдела археологии Службы по охране объектов культурного наследия Иркутской области Михаилом Скляревским.
- Михаил Яковлевич, о каких именно памятниках идет речь?
- Начнем с логики. До нас жили поколения - не одно и не два, а тысячи и даже миллионы. После нас, надеемся, тоже будут жить поколения. И каждое поколение оставляет после себя отдельный блок истории или то, что мы привыкли называть памятниками. Их принято разделять на памятники дописьменного и письменного периодов. Письменный период составляет несколько тысяч лет и связан с появлением носителей информации - на табличках, на бересте, на бумаге... Но дописьменный период существования человечества значительно больше и измеряется миллионами лет. Эти памятники и изучает археология.
- В чем важность изучения таких памятников?
- Любой памятник археологии является носителем информации о приходе человечества на землю, о том как оно развивалось, о зарождении и развитии культуры. В этой связи вопросами охраны памятников занимается непосредственно государство: то есть оно признает их важность для человечества и обеспечивает их охрану.
- Как?
- Смысл охраны в следующем: априори охраняются все памятники истории и культуры. Для того, чтобы определить значимость, проводится изучение каждого конкретного памятника. Уровней значимости несколько: мирового значения, федерального, регионального или местного. Таким образом определяется уровень власти, которая эти памятники охраняет.
- Но для того, чтобы памятник охранять, надо его сначала найти.
- Верно. Объекты археологии - это визуально мало-определимые объекты. Для того, чтобы проверить земельный участок на наличие памятника, нужно выполнить определенный объем земляных работ. Это так называемая археологическая разведка - шурфы. И закон говорит: перед любым строительством обязательно выполняется разведка, чтобы не уничтожить ранее неизвестные памятники.

"Сейчас в зоне затопления на территории Иркутской области известно 60 памятников археологии, число которых неизбежно возрастет в ходе археологических изысканий..." (Из открытого письма Президенту РФ)

- Если мы хотим сохранить памятник, мы должны знать, что его может уничтожить...
- Вот такими факторами угрозы для объектов культурного наследия являются человеческая деятельность и деятельность времени. О последней мы сейчас не говорим. Что касается человеческой деятельности, то здесь есть ситуации, которые не регулируются законодательством. Это ситуации деятельности водохранилищ. Созданные в 60-70-е годы водохранилища по сей день подмывают и обрушают берега, уничтожая памятники.
- Эта ситуация сложилась потому, что об этом в свое время просто не подумали?
- Ситуация не была отрегулирована при разработке проектной документации. Вот и Богучанское водохранилище проектируется без учета охраны культурного наследия. Есть два фактора разрушения памятников: те объекты, которые непосредственно попадут под воду, - они погибнут сразу, и даже если потом воду спустят, восстановить их будет невозможно. И второй - памятники, которые находятся на кромке берега, они будут уничтожены чуть позже. И если непосредственно по зоне затопления хоть какие-то решения есть, и есть нормы, обязывающие выполнить спасательные работы, то по стадии берегоформирования - ничего.
- Почему?
- А эта стадия нигде и никакими законодательными нормами не предусмотрена. Берег размывается, памятники падают, но за проведение археологических работ платить некому. Основной доход от эксплуатации водохранилища получают энергетики. Однако само водохранилище стоит на балансе у государства. Государство получает водный налог, который поступает в специальный водный фонд, откуда выделяется финансирование на мероприятия, связанные с берегоформированием. Тем не менее о спасательных археологических работах там нет ни слова.
- То есть памятники по берегам получаются фактически бесхозные?
- Да. И если по всем другим случаям закон четко говорит: мероприятия, обеспечивающие сохранность памятников, и в том числе спасательные археологические работы, оплачивает и проводит тот, кто причиняет им ущерб. А здесь у нас получается разрыв между теми, кто причиняет ущерб (то есть энергетиками, которые то поднимают, то опускают воду, за счет чего разрушаются берега) и теми, у кого на балансе находится водохранилище (то есть у Министерства природных ресурсов РФ).

"Несмотря на неоднократные обещания со стороны инвесторов (ОАО РУСАЛ и ГИДРООГК) и поручения председателя правительства, ни инвесторы, ни одно из министерств, которым были даны поручения решить вопрос о проведении спасательных археологических работ, вопрос не решили..." (Из письма Президенту РФ.)

- То есть виновата во всем вода. Но воду под суд не отдашь и денег с нее не возьмешь...
- У нас была попытка при проектировании Богучанской ГЭС этот узел развязать. Причем там даже два узла: на территории Иркутской области 60 объектов археологического наследия, а на территории Красноярского края - 128. То есть в общей сложности около двухсот объектов уходит под воду. Их рассчетная стоимость превышает 10 миллиардов рублей.
- А о какой сумме идет речь, чтобы их спасти?
- При всех понижающих коэффициентах на одну Иркутскую область должно быть выделено 3,5 млрд рублей. Однако выделять эти деньги будут не заказчики строительства. Каким-то образом им удалось решить этот вопрос в свою пользу. И теперь финансирование спасательных работ должно осуществить государство. С учетом сложившейся кризисной ситуации решено было выделить 342 млн рублей, причем на оба региона вместе.

"Только в сентябре 2008 года началось в очень малых, крайне недостаточных для выполнения спасательных работ объемах (152 млн рублей) финансирование работ на территории Красноярского края. Финансирование спасательных археологических работ на территории Иркутской области не планируется ни в 2008, ни в 2009 годах..." (Из письма Президенту РФ.)

- На эти деньги невозможно спасти такой объем памятников. То есть полностью раскопать площадь в 160 гектаров. Это только по Иркутской области, а по Красноярскому края речь идет о тысячах гектаров.
- А какой возможно?
- Реально на 342 млн рублей - максимум 20 гектаров. Если же Иркутской области достанется что-то около 100 млн рублей - вот и считайте.
- Около шести гектаров из 160-ти. Но это не решение проблемы. А в чьей компетенции оно находится?
- Вопрос финансирования должно решать правительство. Только оно в конечном итоге может решить, каким образом выделить достаточный объем средств, чтобы выполнить необходимые спасательные работы. Сегодня мы подготовили очередные письма - с тем, чтобы получить финансирование хоть в каком-то объеме на 2010 год. Было решение правительства: Минрегиону, Минфину, Минэкономразвития, Минкультуры обеспечить проведение археологических раскопок в летний сезон 2008 года. Согласно этому решению красноярцам выделили 152 млн рублей. А мы так и остались ни при чем.
- При самом лучшем раскладе, сколько времени вам потребуется, чтобы спасти все памятники?
- Года четыре-пять. Понятно, что придется чем-то жертвовать. Но с другой стороны, мы должны четко представлять: чем мы пожертвовали? Есть объекты очень информативные, многослойные . Есть спорные по объему информации. Хотя каждый памятник содержит информацию в своем роде уникальную, которую терять нельзя. Но хотя бы ориентируясь на сегодняшние представления о значимости, надо провести спасательные работы.
- Уже известно, что это может быть?
- Самый древний объект - 48 тысяч лет. Самые молодые - 17-18 века, казачьи поселения. Наиболее интерсные памятники - это Кеуль, Усть-Тушама (так называемый "Усть-тушамский бык"), Ёдарма. Все это объекты древние, многослойные. Оттуда можно взять и палеогеографию, и палеозоологию, и палеоантропологию, и археологический материал...
- И как вы думаете, энергетики готовы будут ждать?
- Конечно, нет.

"Мы с надеждой восприняли высказывание одного из лидеров "Единой России" о том, что развитие и сохранение культуры - стратегические аспекты государственной политики. Просим принять решение о переносе сроков заполнения Богучанской ГЭС на территории Иркутской области на период до завершения спасательных археологических работ.
Зная о Вашей принципиальной позиции в решении вопросов величия России, ее авторитета в сохранении своего культурного наследия в выполнении требований законодательства, надеемся на Вашу помощь в предотвращении уничтожения уникальных объектов культурного наследия". (Из письма Президенту РФ.)

- Михаил Яковлевич, вы верите в то, что вам удастся решить эту проблему?
 - Помните сказку про лягушку, которая просто била лапами и сбила молоко в масло. И так сумела спастись. Здесь принцип тот же: пока еще не все потеряно, надо бить лапами. Надо попробовать.
"Аргументы недели, май, 2009.


 

Tags: Пахота
Subscribe

  • Подкаст со стихами Екатерины Боярских

    Екатерина Боярских Послушайте наш новый подкаст, и вы узнаете, как всё-таки правильно: мирувей, муриравей или мирувек, мы расскажем о…

  • Галич

    Александр Галич Петербургский романс …Быть бы мне поспокойней, Не казаться, а быть! …Здесь мосты, словно кони — По ночам на…

  • в воздухе пахнет

    Вот говорят так: если не хотите выходить на митинг за - тогда выходите против. Да, эта идея мне понятна. Только вот что могу сказать за саму себя: я…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments