Nastya Yarovaya (nastya_yarovaya) wrote,
Nastya Yarovaya
nastya_yarovaya

Тень отчаяния №7

 Нет, это невозможно. Так не бывает. Это не про меня. Я же… Я же отличница. Гордость школы когда-то. И вообще… Что я скажу маме? 

К доске объявлений кусочком скотча был приклеен лист бумаги. Это был приказ об отчислении, подписанный проректором университета. Отчислялись три студента, и среди двух незнакомых мне фамилий почему-то значилась и моя. Я стояла, как пригвозденная, не отрывая взгляда, смотрела на этот лист бумаги. Мне казалось, что со мной такого произойти не может. Я же удачливая. Счастливая. В рубашке родилась. Я хочу учиться. Хочу получить диплом. Это же моя школьная мечта. 

… Меня отчислили из университета, когда я училась на третьем курсе. Был второй семестр. Май. Студенты готовились к сессии. И я тоже. Как оказалось – зря. Меня отчислили без предупреждения. За то, что второй семестр так и не был оплачен, согласно заключенному контракту между моим заказчиком и университетом. Заказчиком была администрация родного района, которая пыталась обеспечить себе будущие кадры. Два с половиной года местный бюджет разорялся на золотую молодежь, а потом вдруг денег не стало, а нас – будущих тружеников села – не предупредили. Каждый месяц в администрации обещали, что скоро деньги будут. А их все не было… 

Листок был приклеен на самом видном месте. Я внимательно изучала свою фамилию, имя, отчество и думала о маме, у которой ТАКИХ денег нет. Целых 11 тысяч рублей нужно было заплатить за мою мечту. Я смотрела на приказ и почему-то не плакала. Мне это казалось странным. Моя мечта погибает у меня на глазах, а я стою тут и смотрю. Попробовала выдавить слезинку – не получилось. Я не плакала даже когда вернулась в общежитие, лежала на кровати и рассматривала комнату. На моей полке стояли книжки – это я готовилась к сдаче зарубежной и русской литературы. Читать их уже смысла не было. Пришла Ирка, сочувствующе посмотрела на меня и сказала: «Жалко да? Ты уже не студентка. Так жалко…» 

«Я уже не студентка», - подумала я и вновь попыталась заплакать. Ну, вроде имею право – такой серьезный повод, наконец, чтоб пореветь на глазах у сочувствующих подруг. А слез не было. 

Я пыталась что-то сделать, каким-то образом спасти свою мечту. Приходила к заведующей заочным отделением, но та сказала – перевестись уже нельзя, ибо приказ подписан и обратного хода нет. Пошла к заместителю декана. Та сочувствующе смотрела на меня и говорила, что нужно что-то предпринять. «Пусть родители возьмут кредит в банке! – твердила она. – Займут у родственников! Ну надо же что-то делать!». 

А я думала: «Какой кредит? Какие родственники? О чем вы?». 

Своим родственником я ничего не сказала. Я им наврала. Я всем наврала, что оформила академический отпуск, что буду работать, заработаю на учебу и потом восстановлюсь. Наврала всем, даже маме. А потом прошла медицинский осмотр. Сфотографировалась. Добыла в деканате копию аттестата. И когда пришла с документами в приемную комиссию родного факультета, где меня знали, как студентку, все так удивились. Преподаватель истории древнерусской литературы смотрел на меня как на глупое дитя и говорил:   

-- Зачем же так? Может сумеете восстановиться?

-- Денег нет…

-- А если придется заново учиться? С первого курса?

-- Буду учиться заново. 

А потом я безвылазно сидела несколько дней в общаге, в своей комнате и, обложившись учебниками и пособиями, изучала русский язык по программе третьего класса, учила правила и перечитывала краткие содержания произведений русской классической литературы. Первый экзамен был по русскому зыку и литературе. Сочинение. Нам, абитуриентам, задали несколько тем. Я выбрала что-то про страдания Раскольникова в романе Достоевского «Преступление и наказание». 

А вокруг были абитуриенты, вчерашние выпускники школ. И среди них я – бывшая студентка классического факультета классического вуза. 

Уже когда почти закончила переписывать свое сочинение на чистовик, вдруг в одном слове допустила ошибку. Глупую такую ошибку. Даже не орфографическую, а просто -видимо, переволновавшись, вместо положенной буквы написала другую. И что делать? Взяла себя в руки, аккуратно зачеркнула неправильную букву и рядом написала правильную. Встала, подошла к преподавателю, положила ему на стол свою работу и вышла из аудитории. 

Я шла по набережной в твердой уверенности, что завалила экзамен, что не видать мне учебы в университете и диплома о высшем образовании. Я была убита этой неправильной буквой и едва передвигала ноги. Мне казалось, что все то, к чему я стремилась и шла все эти годы, начиная со школы – все зря, все ни к чему, все впустую. Что дальше? Куда идти? Как? Работать? Где и кем? В журналистике опыта почти нет… Все также бегать по газетам внештатным автором, писать заметки о пустяках? Разве к этому я шла… 

Результаты экзаменов должны были стать известны через два дня. Узнать о них я пошла не одна, а вместе с Анкой, моей подружкой. Мы шли, и чем ближе было здание университета, тем сильнее колотилось мое сердце. Шли мимо церкви, и я смотрела на купола и молилась, чтобы все было хорошо… 

Абитуриенты уже толпились в фойе, куда должны были вынести листы с оценками. Я вцепилась в Анкины руки и что-то бормотала, несла какую-то чушь. Вышла девушка с листами, приклеила их на скотч к доске, отошла, и к стене тут же подбежали мальчишки, девчонки, их мамы и папы. А я боялась. Страшно было увидеть и понять, что дальше мой путь неизвестен. Потом растолкала своих конкурентов, пробилась к этим листам и начала искать себя в длинных списках. Искала долго. Так долго, что уже подумала – неужели нет меня здесь? Нашла! Вот она – моя фамилия. Моя! А напротив стояла оценка «три». 

У меня подкосились ноги. Первой мыслью было: «Женя, ты лох». Я опять стояла как припаянная и не верила своим глазам. Все зря, все зря. Ничего не будет уже. Забудь. Что делать? Не знаю. Всё. Это конец. Решила напоследок еще раз взглянуть на свою фамилию. Так, просто. Не знаю даже, зачем решила. Посмотрела. И увидела, что имя, которое стояло рядом с моей фамилией – не моё. И снова надежда. Что вдруг, может быть, ну мало ли? Ищу свою фамилию, свое имя. Ищу, а нету. Ищу. Нашла! Моя фамилия. Мое имя. А напротив – оценка «пять». 

Я не сдавала второй экзамен – от него меня спасла моя золотая медаль. Меня зачислили не на первый, а на третий курс, потому что, к моему счастью, там оказались свободные бюджетные места. Я окончила университет четыре года назад, на год позже положенного срока. И я точно знаю – все будет хорошо. Даже не так – все итак хорошо.

Tags: Комбайнеры
Subscribe

  • Усмешка Господа

    Планы на старость: - запротоколировать и оцифровать наконец весь семейный архив строго по персоналиям и по хронологии. На эту работу классически не…

  • Кому печаль мою повем

    Нажала на кнопку Написать в блог - и застыла в прострации. Есть три темы, про которые я собиралась написать. Ну и? - Рассказать что мое путешествие…

  • Сеанс психотерапии

    Примерно год назад я сделала неожиданное для себя: нашла психолога (по рекомендации) и записалась на прием. Решила раскупорить новую опцию, чего уж.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments

  • Усмешка Господа

    Планы на старость: - запротоколировать и оцифровать наконец весь семейный архив строго по персоналиям и по хронологии. На эту работу классически не…

  • Кому печаль мою повем

    Нажала на кнопку Написать в блог - и застыла в прострации. Есть три темы, про которые я собиралась написать. Ну и? - Рассказать что мое путешествие…

  • Сеанс психотерапии

    Примерно год назад я сделала неожиданное для себя: нашла психолога (по рекомендации) и записалась на прием. Решила раскупорить новую опцию, чего уж.…