Nastya Yarovaya (nastya_yarovaya) wrote,
Nastya Yarovaya
nastya_yarovaya

Четыре радуги. (Глава 5. Мама, у тебя золотые дети - 2)

... и воробьишка Кузинька.

Семен – не жадный. Копит, копит деньги, а потом раз – и потратит. И не на себя.

Ему было лет пять, когда к нам в дверь постучали нищие ребятишки. Стояла поздняя осень, с каждым днем холодало все заметнее, а они были одеты почти по-летнему. Оставив их на лестничной площадке, мы с Семеном собрали кое-какую одежду, сложили в пакет.

– Мама, подожди, не отдавай, – убежал к себе, потом принес банку из-под кофе, в которой у него копилка. Вскрыл и вытряхнул в пакет всю накопившуюся там мелочь.

Потом, через пару лет он подарил мне к Рождеству... серьги. И тоже на свои – бабушка подарила ему 100 рублей к празднику: купи, что сам хочешь. Он, конечно, сразу загорелся: и того, и того, и того. Я еще ему предложила, что могу добавить, если не хватит. Вроде на том и порешили. Пошли по магазинам, как раз подыскивать всем подарки к Рождеству. И тут в ювелирной лавке стали разглядывать всякие колечки-бусики. Он меня и спрашивает: какие тебе серьги из этих всех нравятся? Я совершенно без задней мысли говорю, что вон те, как раз и к кольцу моему любимому подходят. Посмотрели и пошли дальше. Тут он решил вернуться. Я еще подумала, что, наверное, решил себе солдатика купить – в той лавке еще солдаты продавались оловянные. А он, оказывается, мне те самые сережки купил.

Просто непередаваемо приятно, надо сказать.

А совсем недавно, перед Матвеевым днем рождения, он распотрошил свою копилку, в которую долго и упорно копил деньги на велосипед, и купил Мотьке конструктор аж за 250 рублей, а на оставшуюся мелочь – себе несколько значков.

Я его спросила как-то: а тебе не жалко? Он посмотрел на меня не без удивления.

С тех пор не спрашиваю.

* * *

Матвею Борисовичу ровно 3 года и 2 дня. И вот он меня, уже даже больше, чем тридцатилетнюю, – подловил.

– Мама! Скажи «бип-бип».

Ничего не подозреваю: какой может быть подвох, тем более, что я в десять раз старше, умнее, etc.

– Бип-бип.

И получаю достойный ответ:

– Да ты, оказывается, «запорожец»!

Впоследствии пытаюсь выяснить, кто научил его этой шутке. Старшие мужчины пожимают плечами. Оба. Возможно, это и в самом деле не они. Тогда кто? Неужто сам? Догада...

А может, я и вправду «запорожец»?

* * *

– Мама, хочешь, научу тебя звезды смотреть?

– Прямо днем?

– Да!

– Научи.

– Берешь вот так кулаки, – показывает, – и крепко-крепко к глазам прижимаешь. Вот так... Попробуй-ка

Пробую. В наступившей темноте слышу:

– Ну что? Видишь звезды?.. Красиво?..– и не без гордости добавляет, – это я сам придумал!

* * *

Семен – спаситель и палочка-выручалочка. Сидит с младшим братом, пока сумасшедшие родители бегают в поисках зарабатывания денег. Кстати, именно он сказал, что нет смысла отдавать Матвея в детский сад – «Я с ним сам справляюсь. Буду и дальше». Подобное было заявлено, когда он был еще во втором классе, а Матвею соответственно был год с «копейками». Теперь Семен уже в четвертом, и справляется по-прежнему неплохо. При этом он не просто «сидит с ребенком», он с ним занимается. Пока меня нет дома, они читают книжки, мастерят из конструктора, рисуют, изучают всякие справочники-энциклопедии, бесятся, конечно, не без этого.

И вот сумасшедшие родители этим еще и научились пользоваться. То есть стали оставлять детей на попечение друг друга, когда сами идут вовсе не на работу, а страшно сказать – развлекаться. Что само по себе, по меньшей мере, не слишком порядочно по отношению к старшему – сделали из него няньку. Но к чести старшего, он ни разу не упрекнул, и даже больше того – всегда входил в положение.

Одним словом, как-то раз мы вернулись из гостей, слегка припозднившись. Борис еще закрывал «железную» дверь в коридоре, а я уже прошла в квартиру. Молодые люди стояли в дверях и смотрели на маму, которая выглядела виноватой (перед старшим) и благодарной (перед ним же) одновременно. Дальнейшая фраза, из уст того, что младше, была такая:

– Знаешь, мама, у тебя золотые дети!

Тут вошел папа, и фраза была продолжена:

– У тебя золотой муж!..

И это правда. Без всякой рекламы.

Но золотые – вовсе не значит идеальные. Боже мой, какими они могут быть противными, вредными, упрямыми, капризными, невоспитанными, грубыми, непослушными, просто гадкими, в конце концов. Могут самовольничать и своенравничать. Мастера высшего класса «не понимать русский язык», когда не хочется. А уж не делать с первого раза! – количество напоминаний и следующий за ними ответ «сейчас» иногда не поддаются учету. Они могут выводить меня из себя – до крика, хлопанья ладонью по столу и даже до свистящего змеиного шепота, в котором яд замешан на жестком сарказме, отчего мальчиков просто вжимает в пол. Все это, конечно, чести мне не делает, а ведь иногда я к тому же бываю и не права. Но это говорит лишь о том, что я – не идеальная мать и дети мои – не идеальны.

Одним словом, мои дети, как и я сама, – бывают всякими. Не бывают только не любимыми.

* * *

– Семен! Сколько можно!.. – и дальше по тексту, то, что называется «поддать жару», «всыпать по первое число» и т. п. ругательная педагогика. Во время тирады в комнату входит младший и серьезным спокойным и совершенно суровым тоном говорит:

– Женщина на моего старшего брата не ругается! Ясно?

Ясно. Как говорится, кто в доме хозяин: я или тараканы?

* * *

– Наконец-то ты вернулась!

– А что ж, без меня так плохо?

– Без тебя не плохо. Без тебя как-то тускло.

* * *

По мотивам Екклесиаста:

– Мама, а что за выражение такое «суета суЁт»? Что суёт и, главное, куда?

– Ну, ты, Семен, даешь!

– А что? Разве не так? Нет же такого слова «сует».

– Суета сует – значит, самая главная суета. Приблизительно.

– Ах, значит все-таки «сует»! Понятно. Ну и что же это за суета такая – супер-главная?

Не знаю. Наверное, жизнь.

* * *

Вообще-то вся наша семья на самом деле представляет собой маленький компактный птичник, в котором сосуществуют птицы разных пород, видов и взглядов на жизнь. Самая маленькая птичка – это Воробьишка Кузинька. Умеет летать, мелко вздрагивая крылышками. Когда устает, обычно говорит так: «У меня летать крылья устали – пешком пойду». Брат воробьишки представляет из себя смелую и гордую птицу Велоптах, у которой вместо ног – велосипедные колеса, и, надо полагать, «вместо сердца – пламенный мотор», ну и руки-крылья – разумеется. Техногенная такая птичка. Папа этих двух пернатых являет собой образчик фауны с неслишком интеллигентным названием Выползень. Воробьишка Кузинька называет его более твердо – Выползен, отчего смысл имени слегка меняется – начинает сквозить нечто польское. И, наконец, венчает всю эту птичью семью – мама, которая ни много, ни мало, а – Сова Акулина.

«Сова Акулина! – обращается, бывает, Воробьишка Кузинька, – Дай поцелую тебя в клюв!»

Так и живем в своем скворечнике.


Tags: Всходы, Радуги
Subscribe

  • Лена, с днем рождения!

    Всегда и неизменно я любила и с удовольствием ждала детские дни рождения. И настроение у меня на них ровно как на новый год, который я люблю и…

  • Первая книга второго НАСТИНОГО десятилетия

    Теперь начинаю нумеровать заново. Потому на финальной странице этой книги будет написано так: Издание №1 (184) Написала к нему по просьбе автора…

  • Примитивный дуализм

    У меня ничего не получится. У меня все получится. Фразы совершенно одинаковые в своей пошлости. Я — отставной говорильни поручик. Командую этим…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments