Nastya Yarovaya (nastya_yarovaya) wrote,
Nastya Yarovaya
nastya_yarovaya

Четыре радуги. (Глава 4. Гранит науки - 2)


Образовательные ухмылки.

Семен пошел в первый класс в семь лет, как и положено. Правда, в декабре ему уже было восемь. Но зато он уже отучился год в «музыкалке» на фортепиано. Потому с одной стороны, ему было легче: какая-никакая, а привычка организовывать свой день, умение высиживать определенное количество времени и тому подобное, с чем обычно и сталкиваются первоклассники и их родители. Хотя с другой – ничего легкого. У первоклассников – пять уроков в день! По сорок минут каждый! Да еще какие: кроме привычных, есть еще английский язык, окружающий мир (тяжеловесный симбиоз истории, биологии и географии), ритмика, культура речи. Наконец, изобразительное искусство (а не какое-то там примитивное рисование!) И как не задать традиционный вопрос: «какие уроки тебе больше всего нравятся?»

– В среду мне больше нравится физкультура, – начинает перечислять Семен, – в четверг – ритмика, в пятницу – изо. Еще труды – это тоже в четверг. Во вторник – окружающий мир.

– А в понедельник?

– А в понедельник у нас хороших уроков нет. Только письмо да математика.

Букварь нового образца. В нем картинка: ярко-красный рот, растянутый в неестественной улыбке. Рядом квадратики – схема слова, которое предлагается угадать. Квадратиков четыре. Значит слово, по логике, либо «губы», либо «зубы» – что без всякой логики, но ведь рот-то не подходит. Однако ни губы, ни зубы не подходят – вся проблема в том, что первый и последний квадратики – красные. А это значит, что первая и последняя буквы – гласные. Как говорится, предлагайте ваши варианты.

У взрослых стандартных людей – никаких вариантов. Зато Семен отгадал сразу:

– Чего тут сложного? Это же «уста».

Как-то мой первоклассник пришел домой в радостном возбуждении:

– Сегодня такое замечательное событие у нас в школе было!

– Давай рассказывай.

– К нам в школу бомбу подложили! Нам всем сказали одеться, а портфели с собой не брать. Мы на улицу вышли и там ждали. А потом стало холодно, и учительница повела нас в магазин греться.

– А бомбу-то нашли?

– Не нашли. Но зато, знаешь, как интересно было!

Школьная жизнь постепенно все более усложняется. Оказывается, кроме того, что ты – первоклассник, ты еще ученик, школьник, «ашка» («бэшка», «вэшка», «гэшка»), а также время от времени – дежурный.

– Меня сегодня назначили дежурным!

– И что же ты делал?

– Сначала мне на руку привязали красную повязку, а потом сказали записывать всех, кто на перемене бегает.

– Много записал?

– Никого.

– Что так? Никто не бегал?

– Ну, конечно! Еще как бегали! Просто я же не предатель какой-нибудь.

Школьная столовая – еще одна школа. Жизни во всем ее многообразии и великолепии единства и борьбы противоположностей. (Кстати, Семен питается бесплатно. Из-за Матвея. Практическое подтверждение демографического кризиса: семей, в которых два ребенка, все меньше, про троих – и говорить нечего. Вот и в нашем классе семей с двумя детьми всего лишь четверть от общего числа. Таких можно и бесплатно покормить.)

– Нам сегодня манную кашу давали. И я ее не съел.

– Что, такая невкусная?

– Нет, вкусная. Но нам вилки дали. А вилкой манную кашу есть неудобно: она же протекает!

– Разве в столовой ложек нет?

– Есть. Вчера были ложки. А сегодня почему-то дали вилки.

– Вчера тоже каша была?

– Нет, вчера были макароны с котлетой.

Вот не пойму: любит Семен читать или нет? Иногда может месяц, два, больше (все лето!) к книге даже не притрагиваться. «Не хочу и все». Иногда, соответственно, наоборот: сидит и читает, даже в школу книгу с собой берет, чтобы и там читать на переменах. Любит энциклопедии (я, кстати, тоже люблю), а вот литературу художественную – не знаю. Но на этом примере делаю вывод, что не все и не всегда зависит от семьи и воспитания. У нас в семье все читают: много и постоянно. А он не хочет. Не заставляем. Хотя, конечно, с точки зрения привычного интеллигентского стандарта – обидно.

Как-то, еще в первом классе, ему нравилось читать обыкновенный толковый словарь для школьников. И однажды он там нашел весьма достойный перл. Приходит ко мне и спрашивает:

– Знаешь, что означает слово «падать»?

– Ну, говори.

– Дохнуть!

– Что?!

– Дохнуть! Вот смотри, – и словарь протягивает. Смотрю: действительно, в третьем значении так и написано – дохнуть, да еще с примером – «падеж скота».

Мой юный первоклассник письменно-печатными буквами написал мне стишок про меня:

«Колокольчик звинькает,

Мама чем-то бринькает».

Мелочь, а приятно. Посмотрим, что в этом же возрасте сочинит второй.

Tags: Всходы, Радуги
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments