nastya_yarovaya

Categories:

Дневник как дневник

Итого: второй день живем в осени. Что имеем по факту того, что в календаре было помечено как лето?

Лето нынче у персональной меня было всем летам лето. Хотя как посмотреть.

В конце мая я выползла из больницы — с перетянутым животом и офигевшим после второй ковидной прививки организмом, который калачиком свернулся внутри моей полной оптимизма души (а не наоборот)

От прививки я пришла в себя как раз к началу лета. Первую неделю медленно ходила на реку и 6 июня уже уехала на Аршан, где работала изо всех сил, а потом мне подарили цветущую анемонами Тункинскую долину, где я читала Гэсэра и даже попала с ним в кино, которое снимали москвичи из Всероссийского управления заповедников. 11 июня я вернулась в город... к больному младшему. Так на нас напал ковид. Спустя неделю я заболела сама. И лишь к 10 июля мой карантин закончился, и мне выдали даже справку, что я переболела и наконец-то тест у меня отрицательный.

Спустя три дня мы сняли с поезда больную в хлам Галку. Параллельно заболел отец, потом мама, потом муж (повторно). Поскольку я к этому времени считалась свежей переболевшей... Весь этот ад более менее закончился с выходом отца из больницы, что случилось 13 августа, на следующий день маме тоже пришел отрицательный тест. И я 15 августа наконец смогла уехать на дачу, за город — где села писать свою книжку, на которую у меня совсем уже не оставалось времени.

Потом я еще сплавала на кораблике до Братска. И снова уехала на дачу.

Наконец, 31 августа в последний день лета у меня на руках умер кот, который мне много чего дал в плане мыслей, размышлизмов и всего того, что приходит к нам, если мы начинаем немного искать причинно-следственные связи, временами понимая, что они вообще-то вполне могут быть и беспричинными. Кота я похоронила рядом с прадедом — не думаю, что тот обидится. Потому что и кот был хороший, и прадед, смею надеяться, тоже.

Может быть, на какое-то время все же череда/полоса этого общего НЕлета, которое свалилось на меня в этом году все же постепенно из радикально черного перейдет в умеренно серый, а потом и вымоется хорошенько осенними дождями, выстудится ветрами и опять же на бабье лето кое какие виды я все же имею.

Но вот что я не просто даже поняла, а окончательно почувствовала на своей собственной шкуре, и именно этим летом это ощущение дошло до своей пиковой точки, которая во мне окончательно и бесповоротно его зафиксировала. И оно теперь не просто будет со мной и никуда не денется. Оно просто из разряда ощущений перешло в формат окончательной прошивки моего организма. То есть, конечно, как окончательной... Ковид нам всем показал, что ничего окончательного в наших прошивках в принципе быть не может. Например, обоняние и способность различать вкусы. Когда эта опция отключается — это настолько раздражает и выбивает все подпорки, что даже сам от себя не ожидал.

Тем не менее свое ощущение/прошивку хочу записать в собственные ментальные достижения (в плане способности осознать и отрефлексировать). Вот что я поняла:

меня никогда не оставляли в беде и в трудностях. Не хочу манипулировать и жонглировать всякими экзистенциальными понятиями, называя того, кого нельзя называть. Но люди всегда приходили ко мне на помощь. и даже в самые черные моменты — когда все валится, падает, рушится — я четко знала, что я не одна. Всегда кто-то (или что-то — все же я не могу это «что-то» совсем сбросить со счетов, потому что чудо, судьба, случай, удача и все такое прочее, чему частенько придумывают эвфемизм «бог» тоже никогда не оставляли меня) был рядом.

...про бога следовало бы написать отдельно. но я не могу сейчас — не готова пускаться в эти размышления. а может, и не сейчас, а вообще не готова... это очень сложно мне, и я не имею столько душевных сил, чтобы оперировать таким сложным понятием да еще на таком глубоком уровне...

но вот люди-ангелы — они в самом деле есть. У многих я знаю имена. У некоторых — не знаю (как тот дядька, что спас меня от собак в Братске). но у ангела ведь главное не имя, а жест божественной приязни, который явлен в твою сторону.

Вдруг вспомнила: когда мы жили еще втроем во второй съемной квартире, на ул. Помяловского. я сочинила тогда песню, которая начиналась такими словами:

вы меня спасаете

вы мое спасение

вы спасаете меня

чье имя воскресение

Мне было всего 24, но я уже тогда знала!! Просто отрефлексировать это не было сил. А нынешним летом они откуда-то взялись. мне иногда кажется, что это все из-за продолжающихся попыток научиться говорить со своим организмом. Думается мне, что ведь он тоже может испытывать ко мне благодарность за эти попытки. И время от времени высвобождает для меня очередной ресурс, который становится силой. Иногда буквальной — физической, без чего невозможно было бы работать сиделкой у стольких человек. А иногда — силой мысли. Когда ларчик вдруг раз и открывается.

И спасибо мое не высказать словами.


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded