nastya_yarovaya

Category:

... с дырочкой в правом боку

Когда ощущаешь себя в пространстве жизни так себе, работа — спасение.

Ничего не хочется делать, не можется даже, но есть работа, которую ты должен сделать — и ненужные рефлексии отступают на второй план. Нет, так бывает не всегда. Если к ментальному «так себе» добавляется еще и физическое — лучше принять этот сигнал от тела всерьез. И поделать что-нибудь другое. Спать, читать, у меня еще и вязать очередной плед, а в нынешней жизни еще и смотреть бесконечные Секретные материалы...

Радость вытекла из меня. 

Пока приходится очень цинично (но, может, для спасения все средства хороши?) сравнивать себя с другими и понимать, что да тебе-то — окстись! (бабушкино слово) — вообще грех жаловаться.

Еще я знаю, что бог испытаний не по силам не дает.

Еще я знаю, что меня никто и ничто не хочет обидеть, а все происходящее со знаком минус — это такие уроки, которые я либо распознала и теперь выправляю ошибки. Либо пока не распознала — ну так значит, есть над чем работать.

Вчера птичка навалила кучку на мой балкон. А сегодня она обронила перо: выхожу на утренний балкон со своим кофе — подруга привезла мне под дверь целый мешок: пей не хочу теперь, а я хочу:)) — а меня там ждет перо!

Мила птица, позвольте спуститься

Вы обронили перо...

Все же Юнна Мориц как детский поэт — гениальная. И в моем пантеоне детских поэтов стоит сразу вслед за Барто. С другой стороны — не только все же детский:

Снега выпадают и денно и нощно, 

Стремятся на землю, дома огибая. 

По городу бродят и денно и нощно 

Я, черная птица, и ты, голубая.  

Над Ригой шумят, шелестят снегопады, 

Утопли дороги, недвижны трамваи. 

Сидят на перилах чугунной ограды 

Я, черная птица, и ты, голубая.  

В тумане, как в бане из вопля Феллини, 

Плывут воспарения ада и рая, 

Стирая реалии ликов и линий, 

Я - черная птица, а ты - голубая.  

Согласно прогнозу последних известий, 

Неделю нам жить, во снегах утопая. 

А в городе вести: скитаются вместе 

Та, черная птица, и та, голубая.  

Две птицы скитаются в зарослях белых, 

Высокие горла в снегу выгибая. 

Две птицы молчащих. Наверное, беглых! 

Я - черная птица, а ты - голубая.  

Качаются лампочки сторожевые, 

Качаются дворники, снег выгребая. 

Молчащие, беглые, полуживые, 

Я - черная птица, и ты, голубая.  

Снега, снегопады, великие снеги! 

По самые горла в снегу утопая, 

Бежали и бродят - ах, в кои-то веки - 

Та, черная птица, и та, голубая.


...И Берковский, давший этим словам звук.

Ах, какой звук я нашла на днях. Слушаю уже третий день — Сергей Труханов дядьку зовут. Он меня просто выворачивает наизнанку вот этой песней. Да и не только этой... Супруг верно подметил: он похож манерой на Дркина, мою вечную любовь. (Потому, наверное, он мне и понравился:)) Но на самом деле — он сам по себе какой-то хрупко-трогательный. В отличие от Вени, который, конечно, не хрупкий. Веня — переходное звено от (или к?) Башлачева. А Труханов все же сам по себе. Он точно не рок и не бард. И песни у него — ни на что не похожие, с этими синкопами внутри слов.

Хорошо, когда есть, что слушать.

Хорошо, когда много зеленого перед глазами.

Хорошо, что можно сидеть на балконе — потому что нет дождя.

Хорошо, что птицы прилетают.

И что кошка моя жива — тоже хорошо.

Это похоже на мантру, на аутотрениг, на что угодно. 

Вдруг подумалось: зачем писать и всю вот эту ерунду фиксировать? чтобы посмотреть, спустя годы — чем я жила-была-дышала в сложные дни? ну и?

зачем это все вообще???

в самом деле — бессильный аутотренинг какой-то... 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded