nastya_yarovaya

Categories:

Моя первая Европа

...случилась в 2003 году, когда мы со скаутами ездили на автобусе — Из Питера до Венеции и обратно: через Белоруссию, Польшу, Германию, Австрию и Италию.

Сегодня, разбирая бумаги, нашла старый скаутский блокнот, где у меня записаны пара песен (Белая гвардия и Город слепнет в снежной пелене тумана) и путевые заметки-наброски. Спустя почти двадцать лет все это выглядит забавно. Но по привычке сохранять весь этот «священный мусор» — оставлю запись из того блокнота здесь.

***

Петергоф: 

- билет для иностранцев – 250 руб, для россиян – 70 руб, по будням – 40 руб, школьникам – 5 руб.

Брест

На потолке «Заключение советско-германского договора о ненападении», которое перечеркнуто черной свастикой. Из свастики падают авиабомбы на звезду, в центре которой на каменистой земле – ржавый будильник.

Дерево войны – обгоревший ствол в музее.

Брест должны были захватить на 8 часов.

На фоне вчерашней Хатыни: история о том, как немец спас шестилетнего ребенка, коорый стал врачом и до сих пор работает в городской больнице Бреста.

Фашистские листовки под ногами – чтобы их топтать.

«Ко всем чертям жидов и коммунистов!»

«Мир в Европе и на вашей родине настанет только тогда, когда будет отрезана голова жидовского коминтерна».

Венеция

Город-призрак, фата моргана, новая Атлантида. Город на воде, в воде и под водой – особенно в дождь. И море! Я никогда не видела моря! Тем более теплого, такого, чтобы в нем можно было быть. И собирать камешки на берегу, а потом раздаривать знакомым: «Это с Адриатического моря, из Венеции». Славный сувенир, теплый.

Дрезден

Когда видишь шедевр воочию, восприятие проходит три этапа:

1. Надо же! Я это видел!

2. Надо же – на репродукции лучше

3. Боже мой…

Последнее «боже мой» обычно произносится в душе и на выдохе, когда картина раскрывается вдруг, внезапно. Или – лучше сказать – нежданно негадано, как бы исподволь, когда уже ничего не ждешь и собираешься уходить. Как вдруг…

Сикстинская мадонна Рафаэля в Дрезденской картинной галерее производит именно такое впечатление.

После глянцевых репродукций, подретушированных на продажу, для придания товарного вида – она выглядит бледноватой и слишком уж безыскусной: когда очень мало великолепия и совсем нет величественности.

Но всматриваясь в лицо мадонны, постепенно начинаешь ощущать внутреннее тепло. И в какой-то момент уже невозможно понять: от картины оно исходит или от человека, от восторженных глаз и распахнутой навстречу чуду души. И уже понимаешь. Что, конечно, она не великолепна и не величественна – слишком земные категории. Но – ослепительно божественна, когда слепит до боли. До той непонятной боли, что вызывает почти нечеловеческий восторг – и хочется упасть на колени. Но в музеях это не принято.

В Дрездене довольно шедевров (довольно во многих смыслах разом). Но первый среди равных – это, без всякого сомнения, Рафаэль.

В Дрездене в Эльбе плавают ручные утки. Они здесь совсем как голуби. Еще в руке есть какие-то огромные рыбы, которых запрещено ловить

В Венеции:

- итальянцы говорят очень быстро

- в Венеции негры торгуют кожаными сумками

- во всех лавочках есть видеокамеры наблюдения

- девочки пели Катюшу и заработали 0,75 евро (ужас!!)

- на Сан-Марко продают корм для голубей

- катера называются такси

- русская мама расшалившемуся ребенку: «Если ты не перестанешь баловаться, то обязательно свалишься в эту речку!»

- «Где могила Бродского? – Так он умер?»

В Вене:

- газеты на столбах 

- трио (балалайка, бас-балалайка и баян)

- скрипач в арке

- виолончелист, гитарист, лютня!!

- большой экран с концертом классической музыки ночью

- фокусник, художник, театр марионеток

- разноцветные скульптуры лошадей на улицах

- вся Вена – в строительных лесах

- из метро эскалатор вывозит прямо на улицу

- все улицы с односторонним движением

- на автобусных остановках есть банкоматы

- Дунай забран в высокие бетонные берега, так что его даже не видно

В Варшаве:

- в трамвае есть место для стояния

- есть старый город и новый

- телефоны информации

- памятные знаки: места расстрелов и погромов

В Кракове:

- аквапарк и браслеты-чипы

- водяная река

Вообще в Польше очень много маленьких, даже крохотных машин. По-польски «я тебя люблю» - «я любе тче» и «кохана тче»

Национальные кухни:

1. Польские колбаски + куриное филе в перце

2. Венский кофе + банановое пирожное

3. Итальянская пицца + фруктовый салат

Много: 

- велосипедистов (есть специальные велодорожки)

- инвалидов (для них есть специальные туалеты и телефоны)

- тележки в супермаркетах – за деньги (0,5 евро)

- толстых

- двухэтажные автобусы и много кабриолетов

***

На Адриатическом море – платные шезлонги. Негры ходят по пляжу и продают там-тамы и полотенца

Кемпинг в Германии: бассейн для малышей, качели с резиновым поясом безопасности и пружинные качели.

Вдоль автобанов в Германии высокие заборы.

В Германии и Австрии много ветряных мельниц. Они явно ждут своего Дон Кихота. Но времена Дон Кихотов прошли. Большинство бюргеров – толстые, как Санчо Панса, только при этом невеселые.

Альпы совсем не похожи на Саяны.

В Германии (городок Пассау) дают мягкую игрушку за нарисованный рисунок. 

Продается холодный чай – «ice tea».

Здесь везде частные владения!

В Вене возят в каретах, а в Венеции – в гондолах. Гондольеры могут рассказать о городе, а могут петь для тебя.

С любого уличного таксофона можно позвонить в любую страну!

В Германии – хмель и золото пшеницы.

В Польше – яблоневые сады.

В Италии – виноградники.


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded