nastya_yarovaya

Categories:

Мифлюбви

Не споря с художниками, можно все же утверждать, что мир состоит всего из двух цветов – красного и синего. Все остальное – лишь его оттенки и призвуки, частности и детали. Оттенки мира – как оттенки цвета. Ведь в конечном итоге (или все же наоборот – изначально?) мир биполярен. В нем есть не просто свет и тень, верность и предательство, вечность и забвение. В нем – женщина и мужчина. И хотя в библейской версии все начиналось с мужчины, но в нашем мифе…

О, прелесть двойной игры!.. Прочь умные слова. Прочь ВООБЩЕ любые слова! Лишь растворенное в звуках движение – и есть история. Миф рассказывают словами. Мифлюбви – только движением руки – манящей, тела – призывного, губ – приоткрытых, сердца – трепещущего. Трепет сердца моего – чем унять мне тебя? Как успокоить дрожь, которая волнами исходит в воздух – и словно круги по воде, расширяется, разрастается, заставляя вибрировать весь мир. И мир – откликается. Так рождается наш ее миф. Так она сама становится мифом.

А не задумывались ли вы о роли змея искусителя? А не приходило ли вам в голову, что искуситель здесь совсем не змей… Не он – великий манипулятор и комбинатор. А кое-кто еще: умеющий искусно обращаться с природой самого искушения, подчинять ее своей воле. И пусть змей уверен, что игра идет по его правилам. Но мы-то, смотрящие со стороны, знаем, потому что видим своими глазами: в руках женщины – все нити, из которых она плетет искусный узор своей жизни, обращая ее в собственный миф. И змей – всего лишь одна из этих нитей. Она безжалостно вплетает его в ткань своего обольщения, из которого и произрастают все искушения мира…

Когда танец (как концентрированное движение) обращается в дым (как в концентрированный воздух), а дым, насыщается красками пылающего огня, вскрывающего все самые жизненные вены и артерии – и хлещет кровь, обагряя не только землю, но и небо… И в этом пылающем закатном небе, где тонет в огне Европа, синь неба все-таки побеждает огонь солнца… Это не мужское и женское. А то единое – пульсирующее, живое, гибкое в своей нежности, которое в синеве неба возносит души, растворенные в телах, все выше, выше, до головокружительности… Какому любителю математики, какому ученому червю пришло в голову посчитать порядковый номер этого неба? Оказалось – семь.

Деньги… Символ свободы и рабства. Эквивалент возможностей, в которых полный спектр – от простого удовлетворения желаний до возможности счастья. Они – прах. Но они и мир. Открывающие любые двери, но – в силах ли они отворить сердце?.. Что вообще может раскрыть сердце, кроме любви? Начинающаяся как страсть – она вдруг с треском распахивает все окна в доме, словно свежий и мощный ветер. Но наполняющаяся силой и мощью, обретая черты мифа, идущего на смену песне восторга, она лишь медленно и спокойно открывает дверь души. А там, за дверью – сад. И в том саду – осень. Потому что рай – не вечен. Потому что лист, оторвавшийся от ветки, рано или поздно всегда упадет на землю и станет прахом. Как все становится прахом. И даже мы сами.

«Положи меня как печать на сердце свое…» Укрой меня тонким флером газовой ткани, порождающей тайну. Обнажи тело мое, в котором прячется душа, распахнувшаяся тебе навстречу. Есть ли у нас будущее… нет. Есть ли прошлое… нет. Так что же есть у нас с тобой? У тебя – я. У меня – ты. И тишина тел, и тишшшшшшшь душшшшшшшшш… Засыпай, любовь моя, засыпай, чтобы уже не просыпаться из этого сна. Потому что в этой реальности, так похожей на игру – мы уже проиграли. И нас больше никто не ждет. Лист, увлекаемый ветром времени, совсем скоро упадет… Потому – спи, душа моя, в объятьях моих, пока наша любовь не обратилась мифом, который можно рассказать при помощи слов…

Красна тревога наступающего горя. «Вы слышите грохочут сапоги… И птицы ошалелые летят… И женщины глядят из-под руки…» Стальные птицы войны пришли на смену огням пожаров. Сможет ли любовь победить? Нет. Но любовь может принести себя в жертву. И тем самым женщина попробует спасти мир, который мужчина готов разрушить по очередной своей прихоти. Но почему?? Почему женщина в который раз, опять и снова, должна спасать этот мир, вместо того, чтобы просто любить?! Потому что просто – не бывает. И потому танец обращается в пунктир азбуки Морзе, в которой уже слышится азбука Морте… Я так не хочу умирать, Господи. Почему же ты не оставляешь мне выбора? 

Потому что ты своей жизнью пишешь не миф о любви, а мифлюбви. Всего лишь одной буквы не хватило тебе, чтобы отправить свою жизнь и судьбу по иным рельсам… Всего лишь паузы вдоха не хватило тебе, чтобы отделить миф от любви…

Ооооооо, Господи, что остается мне?

Только умереть с достоинством. Посмотри: у ангела любви и ангела смерти – один лик. Ведь любовь – и есть главный миф той жизни, в которой все заканчивается смертью. 

Ангел смерти, будь со мной, не оставь меня, когда любовь покинет тело мое…

Ты хотела сказать – жизнь.

Нет, мой ангел, нет. Не переживай за меня. Я уйду с достоинством.

(по мотивам балета «Мата Хари», премьера которого состоялась в центре сценического искусства LA SCÈNE 4 июня 2021. Идея, постановка и хореография – Людмила Цветкова. Исполнители – Мария Стрельченко и Юрий Щерботкин)

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded