nastya_yarovaya

Categories:

Ларс фон Триер

Это имя я узнала, когда во время своей Каннской эпопеи посмотрела его Танцующую в темноте. Тот самый эффект разорвавшейся той самой бомбы. Я, конечно, слышала, что есть Нечто Такое По Имени БЬОРК... А тут я увидела.

Этот фильм и остался во мне как звук. Даже как воплощенный звук, который так и звучит — бьорк. Это такое звукоподражательное слово, не иначе.

У некоторых критиков я читала, что Рассекая волны — главный в этой трилогии (Бегущая в темноте — завершающая часть, а вторая — Идиоты). Не знаю, на вкус и цвет. Посыл волн мне понятен, но. Первую любовь ничем не перебить. Идиоты так мне вообще показался очень страшным фильмом по сути своей. Неужели только будучи идиотами... в современном мире...??

Потом была Меланхолия — прекрасное про апокалипсис (сознательно пишу с прописной).

И наконец, поразительный фильм-метафора Догвилль. Вот эта мысль, которую в финале говорит «бог-отец»: 

«В тебе сидит предубеждение, что никто, никто не может достичь столь высокого уровня нравственности, которого достигла ты. Поэтому ты и оправдываешь других. И очень трудно представить себе большее высокомерие», — мне кажется, что это просто какая-то вершина новой этики, которая выросла из примитивной по сути казуистики. Но а библейские тексты, коль на то пошло, не примитивны ли? 

Так ведь в том их гениальность!!

(тут мне подумалось: а не начитать ли мне для своего подкаста еще и Откровение Иоанна и мой любимый с давних пор Екклесиаст?.. Пока я там прочитала только Песнь Песней. Люблю ее из-за вот этой нереальной красоты фразы — Положи меня как печать на сердце твое)

Про Триера сейчас вспоминают, потому что вчера у него случилась дата — 65 лет. Отсюда — много и разных интервью. Некоторые его мысли не могу не сохранить у себя в жж.

***

Политкорректность — худшее, что дала миру Америка. Именно политкорректность убила честную дискуссию, потому что многие люди сегодня предпочитают молчать, боясь быть в чем-то обвиненными.

***

В этом мире практически невозможно жить так, чтобы не причинять кому-то боль. Даже вдыхая воздух, ты отнимаешь его у кого-то. Но что касается меня, то кроме рыбы я стараюсь не причинять боль никому. Конечно, мне жаль и рыб, но я также думаю о том, что, выуживая одну старую рыбу, я, возможно, освобождаю место для другой рыбы, молодой и счастливой. Или, думаю я, та рыба, которую я только что выудил, уже несколько месяцев была в депрессии и хотела покончить с собой, но не знала — как. Ведь это не так просто, если ты рыба.

***

Я такой же, как все: мне нравится получать награды, но они не делают меня счастливее.

***

Сюжеты живут вокруг нас. Даже эта комната хранит тысячи историй. Вы знаете, как здесь оказался этот стул? Кто на нем сидел? Почему здесь именно он, а не другой точно такой же? И где тот, который сюда так и не привезли?

***

Я придумал сюжет «Догвилля» благодаря песне пиратки Дженни из «Трехгрошовой оперы» (пьеса Бертольда Брехта. — Esquire). Это песня о девушке, работающей в маленьком отеле, которая мечтает о корабле, который зайдет в порт и разгромит все вокруг, и люди с корабля спросят ее, кого они должны ради нее убить, а она скажет «всех».

***

Смотреть на лицо человека, наблюдающего за концом света, гораздо страшнее, чем увидеть на экране сам апокалипсис.

(вот особенно про рыб... Да и про стул тоже)

отсюда

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded