Nastya Yarovaya (nastya_yarovaya) wrote,
Nastya Yarovaya
nastya_yarovaya

Category:

Одно к одному

Хотела вот о чем написать.
Когда я делаю людям книги - особенно, когда речь идет о помощи в написании текста, об интервью, о погружении в чужую историю - герои книги становятся мне не чужими людьми. Это достаточно странное ощущение: как правило, я со многими из них не знакома лично, а только по аудиозаписям или по чужим воспоминаниям, лишь с некоторыми я беседую самостоятельно - но когда что-то происходит с моими героями, оно отзывается во мне...
Помню, как мне сообщили о смерти Марии Кондратьевны - старейшины рода, к которой в середине ноября мы должны были ехать на интервью, но буквально за неделю до этого она умерла... И ее незамысловатая деревенская история осталась вот такой - мы не успели дописать...
Сегодня мне написала автор книги, которую мы делаем сейчас - умер брат. И я понимаю, кто это, о ком речь, во мне разом включились все веселые и добрые истории, которые мы собрали о нем, собрали и описали... И вот он умер сегодня - человек, которого я совсем не знала лично, ни разу не видела, но в то же время - знала о нем такие подробности, детали, маленькие и в то же время очень глубокие истории, рисующие и проявляющие его характер.
Печаль моя светла...
Да...
Так вот, хотела написать об этом. И тут супруг сообщает, что в родительский чат от технкума, где учится младший, пришли какие-то официальные предостережения про завтрашний митинг, чтобы мы "привязали" детей и даже позвонили в час икс и отчитались, что дети с нами дома!!
...Чуяло мое сердце.
Не хотела я всеми силами души этого. Понимала, что надо, что надо взять и пойти - при всей моей аполитичности и нелюбви ко всяким подобным сходкам и сборам, - но чуяла, что надо собраться и идти. И пошла бы - с трудным сердцем.
А теперь, после этого трусливого оповещения - пойду с сердцем гневным, но успокоенным абсолютно. Оковы, как говорится, тяжкие уже пали. Не чьи-то, а моего сомнения.
ну какое тут может быть сомнение-то теперь?
Всего-то надо, что вглядеться, боже мой!...

а вот, собственно, и в-третьих.

Всего и надо, что вглядеться, — боже мой,
Всего и дела, что внимательно вглядеться,—
И не уйдешь, и некуда уже не деться
От этих глаз, от их внезапной глубины.
Всего и надо, что вчитаться, — боже мой,
Всего и дела, что помедлить над строкою —
Не пролистнуть нетерпеливою рукою,
А задержаться, прочитать и перечесть.
Мне жаль не узнанной до времени строки.
И все ж строка — она со временем прочтется,
И перечтется много раз и ей зачтется,
И все, что было с ней, останется при ней.
Но вот глаза — они уходят навсегда,
Как некий мир, который так и не открыли,
Как некий Рим, который так и не отрыли,
И не отрыть уже, и в этом вся беда.
Но мне и вас немного жаль, мне жаль и вас,
За то, что суетно так жили, так спешили,
Что и не знаете, чего себя лишили,
И не узнаете, и в этом вся печаль.
А впрочем, я вам не судья. Я жил как все.
Вначале слово безраздельно мной владело.
А дело было после, после было дело,
И в этом дело все, и в этом вся печаль.
Мне тем и горек мой сегодняшний удел —
Покуда мнил себя судьей, в пророки метил,
Каких сокровищ под ногами не заметил,
Каких созвездий в небесах не разглядел!

Сегодня день рождения Левитанского. Если бы он не умер в 96 году, то сегодня ему бы исполнилось 99 лет. А умер он, если вдруг кто не знает, прямо во время выступления в московской мэрии, где резко высказывался о чеченской войне...
По мне так, все это - одно к одному.
Завтра опишу, что было.
Tags: Майселф, Стиши
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments