Nastya Yarovaya (nastya_yarovaya) wrote,
Nastya Yarovaya
nastya_yarovaya

Category:

Зерно 503

Наша гора (мы живём, а она стоит у нас за спиной) обладает пространственной странностью: она
меняется и определяет путь идущего по ней так, как хочет сама. Когда-то по ней проходила
отчётливая Первая дорога, у которой был спутник-привидение — Вторая. Вторая ниоткуда не
выходила и никуда не приходила, она была такой широкой, что иногда казалась наклонным полем,
границы которого терялись прямо под ногами. На Вторую с одного и того же места то можно было
выйти, то нет. Гора сворачивалась и разворачивалась, укрывала или открывала её по своему
желанию. Иногда я выходила туда, а иногда она исчезала — на её месте оказывались заросли ярко-
красной костяники, или детский лес осинок, или море папоротника. 
Особенностью Второй было странное преломление, знаком которого для меня были поляны
лисичек, которые начинались прямо за ней. Лисичек было столько, что земля под ногами была
оранжевой — как во сне, где нет ни в чём недостатка. Но я ходила туда не только ради них, не ради
обострения резкости на границе сна и яви. Самой удивительной особенностью Второй было то, что
она меня удочерила. Там, и только там я испытывала совершенно определённое и несвойственное
мне в обычной жизни чувство — что есть нечто, которое меня любит. Оно обнимало меня и было со
мной, ничего не хотело — не только от меня, а вообще ничего. Чем бы оно ни было, оно выглядело
как Вторая — чистый кусок среди леса, по которому можно было идти, но нельзя прийти ни в одну
конкретную точку. Я тогда думала, что её начало и конец, наверное, просто не здесь, они скрыты от
меня. Теперь я в этом уверена.
В этом есть необъяснимая для меня странность, выверт, похожий на искажение пространства
горы, которое само принимает решение, найти мне Вторую дорогу или потерять её навсегда: как
будто источник родительской любви вышел на поверхность только здесь. Это место любило и,
кажется, до сих пор любит меня как собственного ребёнка — его не интересует ни мой разум, ни
мой ответ.
Я редко хожу туда. Кажется, чем дольше жду, тем больше шанс снова попасть туда и
почувствовать то же, что и раньше: есть нечто, и оно меня любит, а может, слово «нечто» излишне, а
просто есть любовь, по каким-то причинам избравшая точку проявления и прикреплённая к ней.
Контакт возможен только там, и даже если я не могу туда попасть, нет причин думать, что она
закрылась от меня навсегда...
Я вышла на Вторую. Она была вокруг меня и внутри, и я вспомнила, что так было и раньше.
Странное ощущение — быть любимой. Я стала тонкой перегородкой между самой собой и
окружающей меня силой, и наконец-то не было никакой разницы между веществом любви внутри и
снаружи. 
Я сидела на Второй дороге, которую не видела, не чувствовала много лет, и это определённо
была она, всё глубже уходящая во время, спрятанная, навсегда живая. И это определённо была я —
тоже неузнаваемая, изменившая облик, но верная тому, чему верю, и любимая тем, что люблю.
Начало и конец дороги скрыты от меня, но я по-прежнему могу узнать её любой, как бы она ни
выглядела.

Екатерина Боярских (Из книги "Сто провальных идей нашего лета")
Tags: Зерна
Subscribe

  • Инста-наблюдения

    Давно известно всем окружающим меня людям, что сама себя саму себя я считаю крайне интересным человеком. Мне кажется, что всем интересно, что со…

  • А мне подарили живую лошадку!!

    ... хоть она и убежала. Все же это мой любимый анекдот. Один из. Но уже много лет — актуальный. Периодически мои лошадки убегают (а кони все скачут…

  • С днем печати:)

    Люблю этот праздник, который давно уже перестал быть праздником. Но все равно:) Вот тут любимый мой анекдот на тему.

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments