Nastya Yarovaya (nastya_yarovaya) wrote,
Nastya Yarovaya
nastya_yarovaya

Category:

Приехали-6

Всю ночь думала: как правильно поступить. Утром пришло письмо от Бины, и оно вдруг расставило внутри меня какие-то мои личные внутренние точки (вернее, многоточия).
Сохраню сюда нашу переписку, тем более, что внутри нее есть пространные прекрасные цитаты, которые я бы с удовольствием у себя сохранила на память:

Письмо от 12.06.2020:
стишок присочинила вот:)) не боюсь вам посылать - даже если и плохой. потому что вот такая я и есть. нравлюсь ли, не нравлюсь ли - но такая
новостей пока никаких. бориса лечат, мы сидим
***
Расставанье и встреча случатся однажды
Ты разжала ладонь - и все стало чужим
Что останется мне? Самолётик бумажный
Взмоет в небо, раскрашенное голубым
И тогда на пороге безмолвной печали
Долгим взглядом посмотришь ты из под руки
И бумажный кораблик возьмёт и отчалит
За собой оставляя дорожку тоски
Уплывут, улетят... И ни зла, ни тумана
Ни добра, ни мечты, ни надежды на свет
Все пилоты мои, все мои капитаны
Словно след на воде, словно на небе след

вот вам еще прекрасное!!

Записано в 1982 г. Афанасьевой-Медведевой Г. В. от Анны Михайловны Зарубиной (1930 г.р.), с. Кеуль Усть-Илимского района Иркутской области.

Рассказ о том, как сообща определяли сроки сбора лесных ягод (августовские запрета и распрета)

На ягоду запрета была всегда. Запрета. Ягода поспевала — нихто не ходили, вот до такого-то числа. Собирают заседанне, ранче называли заседанне.
— Идите на заседанне, решать будут, когда августовскую запрету делать.
Вот сперва в августе голубицу, чернику до такого-то числа, никто никуда. (...) Ой, бочками ягоду ставили! Яма, а там лёд. Лёд до сентября лежит в подвале. Такой холод (…)! Двадцать пятого августа распрета. Вот у меня Андрей родился, в этот день была распрета. Баушка ходит, свекровка, ханькат:
— Вот сёдня распрета, все по черёмуху убежали. Сладку черёмуху разберут, а мы, Анна, с тобой без ягод останемся.
Но мне уж неделя, с родов-то неделя прошла. Я говорю:
— У меня на Антоновом углу куст стоит на примете. Туда никто не пойдёт. Потому что здесь ближе есть. А туда бежать далёко надо.
Я Андрея пососила (неделя ему), взяла ведро-полуторник, золовку с собой, пошли. Антонов угол, там рясный-рясный черемушник (…). Пришли. Правды, куст не собиранный. Утром рано по росе идём, ноги все мокрые. Пришли мы к этому кусту, набрали с ей, она — ведро, я — ведро. На бадоги. Мама меня ругат:
— Ты чё делашь-то? Ты родила, — говорит, — и рано пошла.
Ну а мы на бадог поддели, на плечах ташшим вёдра. Подцапили на этот бадог да и ташшим с этой золовкой (…). Ну и пришли, говорю:
— Никто не пошалил!
А она гыт:
— Ой, там столько ягоды! Мы по ведру набрали, а будто бы не брата осталася ягода.
(...) Свекрохка пошла опеть туда, на этот куст. Свекров два дня ходила. И насушили, и намололи черёмухи, и так её ставили, и настойку делали из черёмухи, и так живой ягодой стояла. Всю зиму была черёмуха. Она вкусна! Крутили на мясорубке. Крутили сырую. Вот что сейчас я вас угошшала, а туё сушили. Сушили. И высушишь, а потом вот на мельницу. Её смелят мелко-мелко под пепелочек. Пироги зиму стряпали.

(взято отсюда: ГБУК ИО "Региональный центр русского языка, фольклора и этнографии")

Ответ от Бины в ночь с 12 на 13.06.2020:

"Твой стиш - с осколками и моей души. Души, души  прекрасные порывы! Души, чтобы не рассла-блять!-ся...
Вот перечитывать стану, ещё попереживаю. Потом Саше передам - пусть тоже.
А про черёмуху... Она мне пахнет. Почти как сирень она для меня, башкирская моя сирень-черёмуха.
Отмыться невозможно было, как после чистки орехов. А ещё мы пытались чернила варить... не из
черёмухи, из зелёных скорлупок. Тю, перескакивают мысли, пробуешь сосредоточиться, а они - врассыпную.
Ой, а запись фольклорная - это нечто! Нечто!  А ещё есть? Я бы ещё купалась в этом ручейке. На дне оврага.
В лесу. По дороге (тропинке, мне не видной. Гнедко  себе как зарубил на своём тёплом носу, так и пёр меня
каждый раз) к папе моему на работу. Только в двух случаях он брал меня на испуг: когда пить ему приспичивало
и он сворачивал к ручейку, а я тогда боялась сползти с его шеи с седлом вместе, и ещё когда становилось темно
и всякая нехорошая лесная живность оказывалась неподалеку...
...Кулёчек-самокрутка с черёмухой размокал в такой сумочке, пришитой к подолу - вместо кармана.

И мой ответ - утром 13.06.2020:

"дорогая моя Бина
конечно, ничего не буду душить - никакие прекрасные и прочие порывы и позывы. буду фиксировать по возможности уж все как есть. и про любовь с ненавистью, до которых, как известно, расстояние в шаг
вот вы мне запретили ....еть, а я ж все равно внутри себя ....зжу. мне ж никто не запретит внутри себя-то. а сама я себе тоже не запрещаю, потому что у меня все идет через мозг, а не через эмоцию. мне надо понять: в чем я виновата, что сделала не то и не так, как обидела и чем. а вот когда пойму, тогда либо исправлять ситуацию, либо говорить: каха, полная и окончательная каха, вот такое приключилось и теперь мне с этим жить, а делать - тут уж ничего не поделаешь.
Катя вот сразу к кахе предлагает перейти, и я думаю, что она права. но я пока не дошла еще до дна, видимо, потому мусолю внутри себя эти бумажные самолетики с кораблями
Борис стабильно
я решила воевать, потом он мне вечером в тоске-печали и страхе написал "я тебя умоляю", и я вдруг увидела его - дурака чертова - как он сидит на этой койке свою лысую голову руками сжимает... ну гипертоник же..... и написала ему, что не буду ничего в публичное пространство, успокойся
но журналистское расследование я делать буду
потому что, Бина, тот пиздец, с которым мы столкнулись (а разве только мы?) это так нельзя. просто нельзя так, понимаете. потому я буду собирать материал все равно. публиковать не буду до тех пор, пока он из больницы не выйдет, а потом все равно - я уж и с редакцией одной договорилась, чтоб от их лица действовать. я не кровожадная, мне не надо, чтоб головы полетели. но мне надо, чтобы все было ПО-ЧЕСТНОМУ и чтобы если, не дай бог, с моими родителями, например, что-то случилось, чтобы ИМИ ЗАНИМАЛИСЬ ВСЕРЬЕЗ
а не то и не так, как сейчас у нас тут происходит
потому, друг мой Бина, я конечно, никакие порывы душить не буду. я ими, порывами, буду спасаться. раз мне больше нечем.
а чтение хорошее фольклорное вот вам еще:))
***
Записано в 1986 г. Афанасьевой-Медведевой Г. В. от Дмитрия Кирилловича Сидорова (1924 г. р.), с. Архангельское Красночикойского района Читинской области (ЛА).

[— Дмитрий Кириллович, а молоко раньше делали кедровое? — Собир.].
А это, доча, орешник называтся. А орешник — у кедры корень вырубаешь, вот такой вот квадратик, насыпаешь туды орехи и топором, обухом растолкёшь. А чтобы выгребать орешник, делается задвижка сюды, насыпаешь орех и толкёшь. И потом этим орешником белишь чай вместе с шелухой. Вот и говорили, чай взабел, ну, белили кедровым молоком, орешником белили вот этим. Это в тайге, когда орех добывали, в зимовье жили, вечером придёшь, и вот этот чай взабел пили.
И дома пили. Ядра то ореховы нашшелкают, тут уж и чистыми ядрами можно белить. А там только орешником белить.

Записано в 1986 г. Афанасьевой-Медведевой Г. В. от Дмитрия Кирилловича Сидорова (1924 г. р.), с. Архангельское Красночикойского района Читинской области (ЛА).

А орешник, его просто делать. Надо растолочь орех, целок то. Там в корень у кедры, что не на земле толочь то, на земле то не истолкёшь, толка делают берёзовые толочь.
[— Но он как пест. — Слуш.].
Ага. Толка, толкач ли. А можешь и топором толочь, обухом (…). Ну и берёшь этих орех, может, горсти две-три, раздолбил их, он получается белый, и шелуха там, смола маленечко, ну и в стакан и пей чай взабел, побелишь да запейся. А шелуху то чё, чай выпил, выплюнул шелуху, и всё. Вот это орешник.
— Вот мы будем, — батя говорит, — счас чай взабел пить, сделам орешник, и орешником будем чай белить.
А шишка же смоляная, край всё в смоле, руки то. Шишку же берёшь, а смола прилипает. И отмывали потом этим же орешником: берёшь орех, нахрумтишь-нахрумтишь, не глотаешь, а на руки и моешь. Вымоешь как надо, а потом тут же крючик, отмоешь это всё, чистенькое делатся. Это в тайге чай белили, в кедровнике. И дома белили. Вечером, ночью шшалкали ядра. У нас вон семья большая была, мама:
— Шшалкайте на ядра.
Все округом стола садятся и начинают шшалкать. Вот сидишь шшалкашь, шшалкашь, шшалкашь. Нашшалкашь, мама противень, просушит всё, а мякина, надо провеять, чтобы чистый-чистый, до гола раздетый чтобы был, орех то, ядра то. И потом просушишь так чтобы он припахивал немножечко, чуть маслом быдто, и в ступку (были железные и деревянные были ступки), натолкёшь, и потом начинает мама, там в чашку в какую и начинает, чуть водички, и начинат ложкой так придавливать, придавливать, прижимать, прижимать. Это надо уметь. А если не умеешь, да ешшо путём недосушил, всё испортишь, не будет.

***

Записано в 1999 г. Афанасьевой-Медведевой Г. В. от Нины Игнатьевны Дмитриевой (1936 г. р.), с. Кеуль Усть-Илимского района Иркутской области.

Тятя то с Селенгиной мою маму привёз. Она же за него взамуж потайком ушла. Он ездил по колхозам, чё-то там сепараторы ремонтировал, машины первые пошли, катера получал. И был в Селенгино и подглядел мою мать, и предупредил дядю Митю только, Карнаухова, брата то маминого, и ровно через неделю явился. Она без задней мысли пошла по воду на Ангару (раньше проруби были), а дядя Митя, видать, поджидал уже, что он должен приехать, и говорит:
— О-о-о, кто-то на коне да в коробе с соломой едет.
А короб такой, сами плели, туда соломы наклал, шубу одел, доху собачью то и едет в коробе. А мама — чёрт дёрнул, говорит, по воду пойти. Он вёдра бросил, коромысло в другую сторону, её — раз! — в короб, говорит, меня, я, говорит, разглядеть не могла, кто такой, добрый или худой ли, грит, то ли правда, то ли нарочи, шубой её окинул меня, и всё! И держал две недели, говорит, пока я не дала слово, что выйду за тебя взамуж. Вот так воровали.
[— А где держал? — Собир.].
Дома у себя.
[— А он понравился ей за эти дни? — Собир.].
Понравился — не понравился, он-то её любил. Он страшно любил её! Он через кажны два часа домой бегал. В кузне работал, и вот она скажет, чтоб мать не обидела бы её, тятина мать, от лешака была — шибко грубая была, она её била, и всё. И вот он с работы до обеда два-три раза прибегал, проверял, как бы не обидели. И прожили оне семнадцать лет. А он скоропостижно скончался.
***

Я вот уже взамуж сюда вышла, дак здесь все балашовски собирались в один дом кому-нидь. Была сухая вечёрка. Это без вина, без чая. Сухая вечёрка. А мокрая — с выпивкой. Сухая и мокрая вечёрка. А у нас здесь сухие были вечёрки. А мокрые вечёрки назывались, вот когда мы уедем в Усть-Киренгу или в Лазареву, далёко, за двадцать пять километров мы уедем, тогда пляшут всё, а потом то чаем поят.
[— …Это мокрая вечёрка? — Собир.].
Вот мокрая вечёрка. И сухие вечёрки были. Там и ночевали, назавтра приезжают. А здесь мы чё? Одне бабёнушки собярёмся, попляшем да и по домам. Вот это сухие вечёрки. Кадрель же, кадрель плясали. Вот балашовские приедут, они всё балашовские кадрель плясали у нас, парни да мы.
В Верхолудск ездили, в Парфёнову ездили, в Скобельскую ездили, в Лазарево, в Усть-Киренгу. Собирались на суху вечёрку. И как вот эти ближние деревни, в клубе, ну и всё. А мокрая вечёрка называлась — это вот усть-киренских звали, лазарёвских, ларушинских, уже там их угошшали, потому что далёко они приедут то. К кому собираться, пример, вот у нас угошшали.

(Записано в 1981 г. Афанасьевой-Медведевой Г. В. от Августы Семёновны Любавской (1931 г. р.), д. Балашово Киренского района Иркутской области).

У нас вечёрки там, в Ерёме, были. Весело! Раньше же всегда приходят сначала, и начинают с кадрели, и кончают кадрелью всегда. Сухая вечёрка была, она без вина. Называли сухая вечёрка.
А теперь? Токо бы водку пили, больше ничё. Народ то сейчас какой? А тогда чё? Стакан бражки выпьют, дак оне и целый день пропляшут, пропоют: старики и молодые, все вместе. А теперь посмотришь: эта бутылка, напиться надо, чтоб землю рожками достать. Нет! Теперешна жизнь — не жизнь!
А чё не пить имям? Не работают, сидят — деньги платят. Как? За что платят деньги имям?

(Записано в 1996 г. Афанасьевой-Медведевой Г. В. от Агнии Григорьевны Фарковой (1928 г.р.), д. Ерёма Катангского района Иркутской области). "
Tags: Зерна, Чужое, ковид
Subscribe

  • Примитивный дуализм

    У меня ничего не получится. У меня все получится. Фразы совершенно одинаковые в своей пошлости. Я — отставной говорильни поручик. Командую этим…

  • ***

    ...зачем оно вообще все? иногда кажется, что ни за чем вовсе живем пока живется а толку-то..........

  • Умножение скорби

    Бывает вполне себе сносный день. И многое получается, и тебе удается быть расслабленным и немного пропускать жизнь через пальцы, и дышать, и быть…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments