Nastya Yarovaya (nastya_yarovaya) wrote,
Nastya Yarovaya
nastya_yarovaya

Category:

Памяти Левитанской

Было бы лицемерием с моей стороны сейчас начать скорбеть, закатывать глаза и публично раскаиваться.
Как, впрочем, и публично виниться в том, чего я не успела, не смогла, не сделала вовремя.
Весь этот компот из чувств, эмоций, ощущений есть у меня внутри. И - да. Я в самом деле сделала не все, что могла и, вероятно, не все, что должна была.
Но.
В рамках существующей жизни и тех положений дел, что сложились вокруг этой истории, я сделала ровно то и так, как и что мне было доступно...
Хотя, что уж теперь говорить...
Говорить в данном случае - это всегда немного оправдываться. Оправдывать свои действия и бездействия.
Что мне остается сейчас? Сегодня, когда я узнала о случившемся?
Сегодня мне остается лишь подготовить к печати материал памяти Марины. Материал, который она успела прочитать при жизни, но который мы с ней так и не превратили в книгу...
Но я хотя бы успела поговорить с ней. Пожить немного в ее писательском доме, в окружении ее книг и ее воспоминаний. И это теперь со мной есть.
Это есть. А Марины больше нет.

***
Твой дом стоит у самой Ангары,
наполненный до крыши тишиной,
настоем из березовой коры,
смолы, грибов и свежести речной.
А я родился в городе степном,
и детство начиналось у меня
зеленым полосатым кавуном,
подсолнухом у плотного плетня.
Но этот дом у ледяной воды
скрестил, тому назад уж десять лет,
моих сапог тяжелые следы
и туфелек твоих узорный след.
У нас уже давно своё окно,
своя квартира, тесная чуть-чуть.
Не сетую на это —
всё равно
сюда друзья протаптывают путь.
У нас своё окно.
Но иногда
меня опять по-прежнему влечёт
тот старый дом, где светлая вода
под самыми окошками течёт.
Я прихожу к нему в такие дни.
Он постарел, хотя надежно сбит.
Он гасит ранним вечером огни.
напрасно притворяясь, будто спит.
Но он не спит.
Он курит в темноте,
над крышей кольца дымные клубя.
Опять скрипят шаги.
Опять не те.
Ему безмерно грустно без тебя.
Он старую обиду не забыл
за то, что я,
непрошенный,
сюда
пришел,
тебя увидел,
полюбил
и вдруг увёл однажды – навсегда.
Он – дом.
Жилище.
Деревянный сруб.
Ему стареть, ступеньками скрипя.
А я касался плеч твоих и губ.
Так как же я
грустил бы без тебя!

Это стихотворение Левитанский посвятил Марине и дому моего деда на Чкалова, 2, где все они жили в конце сороковых... Давно уже нет того дома, Юрия Давыдовича, деда... А теперь и Марины...
Tags: Колхоз, Посевы
Subscribe

  • ...дай умереть мне тогда за другого...

    Я говорила когда-то Богу: я не хочу умереть на пожаре, я не хочу умереть в катастрофе, или пойти на дно. Если тебе там совсем одиноко, если тебе там…

  • Равноденствие

    в пору прежних равноденствий жизнь катилась по прямой неуемное соседство между небом и землей а сегодня рвано рану не заштопать не зашить слишком…

  • Про нищих

    Плохо быть нищим. Тем, кто вечно живёт в долг и не имеет денег иногда даже на необходимое. Тот, кому приходится выкручиваться... А если такой нищий…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments