Nastya Yarovaya (nastya_yarovaya) wrote,
Nastya Yarovaya
nastya_yarovaya

Categories:

Вместе. Пунктиром. Часть 1

Всю полнолунную ночь перед самым длинным днем в году я проворочалась с боку на бок на втором этаже на даче моих родителей, не давая себе и одновременно ленясь, открыть ноутбук и записать, наконец, историю о том, как мы с подростком попали на московский семинар к Елене Макаровой и что из этого вышло. Рано, говорила я себе, хотя рано с точки зрения времени и поздно с точки зрения ночи, когда надо и спать и дать время отлежаться-устояться всему произошедшему, потому что, судя по всему, «это жжж неспроста». Зачем-то же ты поехала за тридесять земель на семинар, хотя это совсем не в твоем стиле – посещать всякие творческие и прочие тусовки…
И вот так, гоняя в голове бильярдные шары мыслей, мне вдруг вспомнилось зимнее слово, сказанное мне в какой-то забегаловке на Павелецком, где мы смогли на коротко встретиться с моей Галкой. Когда я рассказываю о ней другим людям, я говорю: она умная, в отличие от нас от всех. Я знакома с ней половину жизни и вижу, что с годами она еще становится мудрой, и мне все чаще хочется звать ее Гала – совершенно по сальвадорски. А она до сих пор меня называет распутински – Настена. И мне кажется, что никто кроме нее меня так больше не называет… Разве что, может, Бина… Хотя по ее версии я чаще звучу как Настик.
Галка сказала мне нынешней зимой: ты живешь пунктирно. И как всякое верное попадание выправляет в нас наши персональные шероховатости, чинит изломы и вправляет ментальные вывихи, так и слово пунктир сразу вложилось в меня как влитое, объяснив мне многое обо мне самой, о том как – на рывок – я выстраиваю свою жизнь. И все события, случающиеся во мне и со мной пунктиром если не объясняются, то дополняются – однозначно.
Потому я встала утром (совершенно поздним, почти предполуденным), выполола грядку со шпинатом и рукколой, собрала чашку первой робкой клубники (еще вчера не было!) и наконец, открыла ноутбук… И пунктирный стежок нашего путешествия стал выстрачиваться – не в узор, но в простую безыскусную связку из событий, мест и лиц, которые встретились на нашем пути и даже стали нашим путем на прошедшую неделю.
Интересно, что семинар Лены Макаровой назывался ВМесте… Но об это позже.

- «давай поедем в Москву на поезде? Во-первых, ты ни разу еще не ездил – прокатишься, узнаешь, что это такое. Во-вторых, посмотришь, какая большая все же у нас страна. В-третьих, вообще-то дорого самолетом и туда обратно на двоих – ну никак не хватает» - ночная посадка на улан-удэнский: две верхние полки в купе, в котором разрешен провоз животных – «…мы едем с дочкой до Москвы, а потом в Смоленск… Даше восемь» - утро в Тайшете – заварная каша Быстров в кружке-термосе – вязание большого пледа из тяжелых ниток шоколадного и сливочного цветов - станции сменяются одна за другой, одна за другой – день-ночь…

Ночь – время зарядки телефона и ноутбука: днем все розетки расхватаны.
Не сиди просто так, думай что-нибудь.
На часах 22.57 по Москве, 3.57 по Иркутску и 1.57 по Новосибирску. По Москве еще прошлое, а у нас в Сибири уже будущее. Я сижу в проходе купейного вагона поезда Улан-Удэ – Москва и заряжаю мобильный телефон и ноутбук. На дворе лето конца десятых годов 21 века, а туалеты пока еще закрыты на санзону, сейчас отъедем от Новосибирска подальше…
В нашем купе едет женщина с маленькой девочкой и мы с сыном. В нем же есть кондиционер и разрешен провоз животных – есть и такая опция в вагонах РЖД. Правда, до Красноярска с нами ехали заключенные. Мы об этом узнали в самом Красноярске, когда вагон вдруг оцепили, нас попросили выходить через соседние вагоны, а они – в черных мешковатых робах – спрыгивали на перрон и тут же садились на корточки. Таково, видимо, правило, чтобы избежать побега: пока ты с корточек поднимешься…
Зачем я опять пишу эти заметки. Раньше исправно писала про аэропорты и самолеты – пока не надоело. Теперь переключилась на вокзалы и поезда. Впрочем, какая разница – я просто описываю любое свое путешествие.
Летом в окно вагона смотреть все же повеселее. Зелено. Пока едем по Сибири, тут и там мелькают оранжевые полянки жарков. А ночью их сменяют огоньки деревень…

- Иркутская область – Канск – Енисей – красноярская мини-прогулка на вокзал –

Деревню Гадюкино, как известно, смыли дожди, а нас за Барабинском настигла гроза. Разверзлись хляби небесные и – бараны-бараны стучат в барабаны. Как-то так все это прозвучало.
В Красноярске маленькая бутылочка колы – 100 рублей, в Барабинске – литровая пепси – 100 рублей. Кто победил: пепси или кола, Красноярск или Барбинск? Смотря что считать победой. Тот случай, когда любой ответ сомнителен.
Красноярск «похож» на Иерусалим. Своим гербом. Только красноярский лев – это немного анекдот: он держит в лапах… лопату и серп.
Младший от впечатлений уже смог вывести первую сентенцию. «Что такое Россия? Поля, поля, лес, лес, деревня, опять поле, опять лес, опять деревня, теперь уже разрушенная. Далее – повторить». Если смотреть из окна поезда – так и есть. Только поля постепенно сменятся степями и деревья станут выше.

- «чтоб я еще раз поехал когда-нибудь на поезде!! Лучше накопить денег и летать самолетом…» - день России – прогулка в плацкарт на экскурсию – игра в города – долгие тягучие разговоры обо всем на свете – «дай блокнот и карандаш – буду записывать наше путешествие» - на животе, укткнувшись подбородком в подушку, смотреть в окно…

… - Да, тут гейм-дизайнер постарался с ландшафтом. А тут – явно накосячил, и давай лишнее убирать: видишь сколько наломано деревьев…
А уж дров-то сколько наломано, кроме деревьев…
Хорошо ехать и думать. Думать, оно, конечно, хорошо и в остальных случаях. Но когда ты едешь и по сути замкнут в четырех стенах тесного купе, думается особенно. По-особенному. Вот Света говорит: меня сейчас волнует тема честности. Вот Оксана добавляет: меня интересует тема соблюдения границ. А я куда пристроиться должна? Где и какую тему себе подобрать? Да и нужно ли?
Ну, вообще-то мне, знатной обезьяне, нужно. Не то что я люблю быть как все, но вычесывать блох наравне со всеми – это мне нравится.
На сей раз я размышляю обо всем, что подкинули мне девочки, само собой, преломляя через призму личного. Личного и лишнего. По сути не просто так созвучие. Является ли личное лишним? В некоторых случаях – да. Когда мы считаем, что все думают, как мы сами, что по схожим поводам они должны думать ровно то же самое, что и мы, а значит и реагировать как мы. Но – с чего бы?
И если подойти с другого конца, то лишнее может быть очень личным. То есть мы принимаем решение – тащить ли его дальше на своем горбу-плечах-хребте. Или все же сбросить с корабля современности и расправить, наконец, крылья. Мы решаем. Не кто-то за нас.
Открытия очевидные. И не сказать, что прямо вот поездные, именно этой поездки. Скорее, они просто фиксируются прямо сейчас.
Мы проехали большую часть пути. Но еще две ночи впереди. И мне хочется как-то развлечь и подбодрить своего спутника, тем более, что он совсем загрустил от однообразия происходящего. Я спускаюсь вниз, выпить с соседями чаю и завожу неспешный разговор, на ходу фантазируя о своей жизни. Я повторяюсь: второй раз играю одну и ту же шутку, сообщив, что мы с сыном давно уже израильтяне, но вот ездили навестить бабушку и дедушку, а сейчас возвращаемся поездом, чтобы сын посмотрел страну, которую знает совсем плохо.
Наши попутчики с жаром и удовольствием начинают нам рассказывать про Иркутск. Как он изменился за последнее время, что в нем случилось хорошего и интересного. Я слушаю с удивленным удовольствием, задаю наводящие вопросы, получаю развернутые ответы… Потом благодарю за такую интересную виртуальную экскурсию по городу, который оставила давным-давно, поднимаюсь к себе наверх и встречаю квадратные глаза: ты совсем с ума сошла? – А что такого? – Ну, так же нельзя! – Почему?
В самом деле: почему? И подросток начинает изображать из себя юного иностранца: ему явно нравится эта игра, мы идем в вагон-ресторан, немного перебрасываемся фразами по-английски – и уже не так скучно ехать.
Тем более, что на следующий день случается еще одно забавное событие. Восьмилетняя Даша расстроена: мама усадила ее решать задачи. Лето летом, а школьную программу повторять – этого никто не отменял. Задача не решается, Даша плачет. И вдруг к ней на веревочке опускается небольшой сверток… Оказывается, внутри – конфета с запиской «волшебная конфета для ума и поднятия настроения». Даша съедает конфету, задача решается. А вечером, когда я спускаюсь вниз, подзарядить ноутбук, я слышу, как она рассказывает про конфету девочке из соседнего купе: и ты представляешь, я съела ее И МОЕ НАСТРОЕНИ В САМОМ ДЕЛЕ УЛУЧШИЛОСЬ…

- тыдым-тыдым, тыдым-тыдым, тыдым-тыдым, тыдым-тыдым, тыдым-тыдым – серил про Мишку Япончика и как следствие, постоянное цитирование «щИкарный вид» - фотки в инстрграм – переписка в вотсапе – мысли и размышления вокруг них – «не надо за меня цепляться. Даже из страха и привычки, пожалуйста, не надо…» - и снова день и снова ночь – станция Канаш: последняя длинная станция перед Москвой…

Станция Канаш. История канашской остановки - олицетворение всего. Вообще всего у нас тут. Под хештегом россияродинамоя...
Бабулька с клетчатой пузатой сумкой ходит по перрону: а кому пирожки?!
Разговорилась с покупателем: "Позатот поезд какая история-то была. Пришла с сумкой, кричу пирожки. Парень молодой: слышь, бабка, а у тебя нет пирожков с пиздятиной? А я ему отвечаю: не, милок, эти закончились, тока с хуятиной остались!.. весь перрон, слышь, смеялся!"
Ни убавить, ни прибавить...
Не такая ли тоска называется древнерусской? А может, она и не тоска вовсе?

- «через час подъезжаем, через полчаса туалеты будут закрыты» - Москва, Казанский вокзал, пять утра – «две крошки-картошки, пожалуйста, одну с грибами, другую с курицей, и спрайт с морсом» – по навигатору до хостела идти два часа – тихая утренняя столица: бульвары, улицы почти без машин, свежесть и свет – навигатор время от времени сообщает куда повернуть и сколько еще пройти прямо – Люсиновская, 39, строение 1, где это, черт побери!? – блуждание кругами и вот наконец! – всего 1500 за три дня в хостеле за двоих, да еще внутри Садового кольца – душ, бросить вещи и идти гулять – пешком до Красной площади всего 20 минут – макдональдс рядом с Александровским садом – поход на Новый Арбат – как раз к открытию Московского дома книги – радостное, даже какое-то почти вожделенное блуждание по этажам и залам – поиски книг Ялома (нашли) – поиски книг Макаровой (нашли две, но не те, что искали) – поиски нужного комикса (в итоге три) – радость от шелеста страниц – покупка – продолжение пути по Новому Арбату и нырок в Борисоглебский переулок – дом Марины – «вы знаете, сейчас музей закрыт, уборка…» - очень жаль, очень жаль, ну что ж теперь: к дому хотя бы прикоснулись - переход на другую сторону в Детский мир (со словами: вот именно здесь я покупала все твои лего) – поход на Большую Никитскую в магазин Лебедева – покупка там двух попсокетов (наиудобнейшая штука для мобильника) – поход на Арбат в Старбакс (и потому что по Арбату чтобы пройтись, и потому что Старбакс – молодежная мечта: с этими словами «готов кофе для нашего гостя Глеба») –

… А в Москве тем временем разверзлись хляби небесные. И дождь сменялся ливнем, ливень грозой, потом все ненадолго утихало и начиналось снова. Один такой цикл мы пересидели в Старбаксе. Я немного работала – благословенны изобретатели ноутбуков и вай-фая, благодаря которым я смею жить и работать в любом месте, без необходимости похода на обязательную службу. Благословенны люди, которые принимают эти мои условия и позволяют мне. Хотя если вдуматься: разве мне нужно какое-то позволение? Разве не легко я отказывалась от любой работы, когда мне предлагали играть по более строгим правилам? Я могла бы устроиться туда, куда меня звали, и всего за пять месяцев погасить те образовавшиеся в свободной жизни долги. Почему же не устроилась? Потому что само слово – устроиться, устроить свою жизнь – видимо, не совсем про меня. Увы мне, но если это так, если те самые старые кеды, которые видели Париж, мне все еще важнее, модных и удобных мокасин, за которые надо заплатить деньги. А не лучше ли их потратить на…
Ого, присвистнул Глеб, глядя на старбаксовский чек. Ну и что, пожала плечами я, тебе было вкусно? ЧТД, идем дальше.
А дальше мы решили идти в Третьяковку, ибо, скажу откровенно страшное: я была лишь в залах современного искусства на Крымском валу, а в той самой, классической, в Лаврушинском переулке, в Инженерном корпусе – не бывала ни разу в жизни.
Дальнейшая история этих нескольких московских дней будет прерывисто (пунктирно!) напоминать нам и подбрасывать Третьяковку на каждом шагу, куда мы так и не попадем. Каким-то мистическим совершенно способом, кружа кругами и блуждая квадратами кварталов, под дождем и ветром, но так и не доберемся…
Подобный туристический синдром для меня является пока не разрешимой задачей. С одной стороны: так сложно нам добираться до столицы, так долго и дорого, в таком не радующем глаз и дух месте мы живем, что хочется жадно схватить при каждой малейшей возможности как можно больше. Вот и получается: с вернисажа на выставку, из театра в театр, быстрее, емче, как можно больше. Пусть и по верхам, но как не охватить, как не подсуетится и не хапнуть как можно больше… Потому что когда он будет – следующий раз, следующая возможность, да и будет ли – при нашей-то общей нестабильности и моей персональной раздолбаистости…
Такой подход мне претит. Но раз за разом я становлюсь его жертвой. Хотя в этот раз я обнаружила в сыне зачатки собственной «жажды повторения». Когда мы только вышли на первую московскую прогулку, он сказал, что первым делом надо отправиться на Красную площадь, потому что… мы там уже были! И это мне очень понятно. И более того: я очень поддерживаю такой подход. Потому что только через повторение мы можем осознать какое-то место и себя в нем.
Именно поэтому я повела Глеба в Борисоглебский. Именно поэтому он повел меня на Красную площадь. Потому что жажда повторения дает порой больше, чем жажда новизны. Уж глубже – однозначно.

- поход по навигатору с Арбата в Лаврушинский переулок – поворот не туда – усиливающийся дождь – переходящий со спины на спину рюкзак с ноутбуком и книгами – выход на мост от Храма Христа Спасителя – сильнейший ливень, прямо там, после чего уже не страшно – радостные сумасшедшие скачки по лужам прямо на горбушке моста, все равно кроссовки промокли в хлам – спуск – сошедший с ума навигатор, который сообщил, что мы сейчас в Шереметьево и потому никак пешком не успеем попасть в Третьяковку – «мама, тебе к твоему платью надо бы хиджаб» - после того, что с нами сделал дождь к хиджабу не мешало бы махровое полотенце – переход без всякого навигатора, просто ориентируясь на торчащую вдалеке Кутафью башню Кремля к Манежу – неудачная попытка взять с места Убер (1000 руб, по счетчику будет больше, а ехать 10 минут, а устанавливать приложение, чтобы вызвать тот же самый Убер и сэкономить 700 рублей, никаких сил) – KFS, покупка крылышек и еще какой-то фастфудной ерунды с собой – метро – пятиминутная поездка – еще десять минут пешком под затихающим дождем – и мы в хостеле – душ, сухая одежда – и мой вечер продолжается – Глеб остается сохнуть на своем втором этаже – я иду в Пятерочку, набираю там стопку бесплатных реклам и набиваю ими насквозь промокшие кроссовки – а сама-то я в сандалях! – Глеб ест и смотрит кино, а я отправляюсь в Палиху – навигатор показывает: 8 километров – нормально…

Тут надо бы рассказать куда к кому и зачем мы ехали эти четыре ночи и три дня.
Все как обычно со мной бывает, вышло спонтанно: обнаружился в Москве семинар известного арт-терапевта Елены Макаровой и художницы Марии Макаровой. При этом Елену мы знали, как Лену, бывали в ее потрясающем доме в Хайфе, с видом на Средиземное море и корабли. А Марию знали, как Маню – ее все так знают.
Сказать, что я мечтала попасть на их семинар, значит слукавить. Но что-то щелкнуло во мне, когда я увидела дату, место и сроки, а уж когда подросток, которому было предложено посетить вместе, согласился – уж тогда сомнений никаких не осталось вовсе. Правда, выяснилось, что не хватает денег на дорогу комфортным самолетом. Но если очень хочется, тогда ищешь возможности. И они были найдены в виде «стучат колеса тратата».
Оставалось решить со временем, потому что выпасть из иркутской жизни на семь дней с такой плотной загрузкой это был тот еще квест. Но и тут все разрешилось (ни мытьем, так катанием). Поезд отправлялся в полночь, и в десять вечера я прибежала с работы, успев все более или менее. И это неважно – более или менее. Всегда необходимо помнить: мир без тебя точно не рухнет, и если ты не подводишь никого, то всегда можно рискнуть.
И мы рискнули.
Купили билет на семинар, билеты на поезд и самолет, забронировали хостел – и поехали.
Когда все уже было на мази, выяснилось, что кроме семинара на 15-16 июня нас ждет еще приятный бонус в виде Маниной выставки новых палантинов – воздушных картин. Выставка была назначена на вечер 14 июня в арт-баре Палиха. И как раз рано утром 14-го мы и приехали в столицу.
Оставив Глеба сохнуть и отдыхать, я отправилась в Палиху, в район Новослободской…

- пешком с Добрынинской на Новослободскую – встреча в баре – знакомство с Маней – радость от того, что сюрприз Лене удался (она не знала, что мы с Глебом приедем на семинар и потому очень удивилась, увидев меня) – знакомство с Оксаной (которая семинар в Москве и устроила – у Оксаны фантастической красоты глаза) – бокал торжественного шампанского – вынужденное прощание (потому что в Москве проездом из Петрозаводска оказался наш папа, а значит, нельзя было упустить возможность всей семьей погулять по Москве) – вотсап-конференция с мужчинами и согласование, где мы все встречаемся: Глеб подойдет туда из хостела, а мы с Борисом съедемся на метро) – встреча – длинная прогулка в центр – кафе ON (кажется, так называлось) на Ордынке – хачапури, штрудель, кофе и лимонады в дымящихся ведерках с сухим льдом – «мама, я сам хочу оставить здесь чаевые» - Красная площадь – стандартная фотка на фоне Василия Блаженного – сумерки над Москва-рекой – прощание у метро – возвращение в хостел около полуночи – невозможность заснуть от перенасыщенности длинного дня – шагомер, показывающий 61 тысячу шагов, которые он перевел в 41 километр – и лежишь как дурак и улыбаешься. Всему: длинному дню, Лениному удивлению, ночной прогулке, гудящим ногам, видишь кружащуюся в воздушном палантинном облаке Маню и все сливается…

Продолжение тут
Tags: Колхоз, Посевы, Фейсбук
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments