Nastya Yarovaya (nastya_yarovaya) wrote,
Nastya Yarovaya
nastya_yarovaya

Четыре радуги. (Глава 1. Семен и окрестности - 3)

Семья куфинаков.

Папа – художник. Точнее, пока учится. Вся квартира завалена этюдами, эскизами, тюбиками с краской, разновеликими кистями и всем прочим подлинно художническим. Что и делает из обыкновенного человека – художника (ах, если бы, если бы!). У стены – планшет с наколотым ватманом, на ватмане – карандашный набросок головы Давида. Характерные кудри и поворот головы.

– Это кто? – спрашивает шестилетний Семен.

– Давид.

Разглядел внимательно. Потом все-таки не удержался и посарказил:

– Может, он не Давид, а ядовит?

Эстетский каламбур.

* * *

К вопросу о словотворчестве вообще. У обыкновенных детей набор первых слов, как правило, стандартен: перечисление группы родственников и «дай». Чуть позже к ним добавляются «на», «пока» (в смысле «до свидания») и что-нибудь слоговое, типа «бо» и «па» (Если «па», тогда «бо».) Семен, судя по дневниковым записям, одновременно с вышеперечисленным, изрек еще два – «кикикм» и «какм» (вообще-то перед финальной «м» неплохо бы поставить апостроф – потому как произносится отдельно). Мотоцикл и трактор – соответственно. Чуть позже, когда начался дачный сезон, любимым выражением также стало – «ийя иит», что в переводе с детского на русский – «пила пилит». Технарь.

Зато второму ближе была эстетика природы. Первые слова (или почти первые – как-то не отложились в моей памяти эпохальные события из младенческой жизни мальчиков типа «первый зуб», «первый шаг», «первое слово». Потому вопрос: «Во сколько у тебя мальчики заговорили (сели, встали, пошли)?» приводит меня в замешательство, и в конце концов я отвечаю: «Не знаю. Мне кажется, что они говорили всегда») – так вот, первые слова, сказанные Матвеем в восемь месяцев были: «птицы» и «дерево». Причем на удивление отчетливо, без естественных значительных искажений. «Дерево» относилось к дереву, а «птицы» – к стае чаек, которая каждый вечер пролетала над домом на Байкале, где мы некоторое время жили.

Матвейка Борисыч в возрасте трех лет придумал как минимум два удачных слова, которые без перевода, но со смыслом. Это «куфинак» и «струбалка». Первое – скорее нечто положительное, потому что: «Папа у нас куфинак, ты – куфинак, и Семен – куфинак, мы все семья куфинаков!..» Второе – напротив, поскольку используется с обязательным дополнением: «струбалка помешала». В контексте это звучит так: «Что? Не получается? Это тебе струбалка помешала».

* * *

Однажды мы жили – где мы только не жили! – по соседству с девятиэтажкой. И Семен сказал как-то:

– Он похож на муравейник. Прямо как в сказке: «солнышко скроется, муравейник закроется, что я буду делать?»

Очень подходящее сравнение, тем более, если принять во внимание, что все подъездные двери – железные.

Кстати, перед этим же домом обычно возвышалась куча мусора. И когда мы проходили мимо, Семен констатировал:

– Фу, это так непопулярно.

– В смысле?

– Непопулярно – значит некрасиво.

* * *

Я цирк не люблю. К сожалению или к счастью – не знаю. Но говорят, что детям цирк положено любить. Клоуны, дрессированные собачки, воздушные гимнасты, жонглеры, сладкая вата перед представлением, липкие руки во время него, очередь в туалет в антракте, подтаявшее мороженое, поролоновые уши и шарики-попрыгунчики, продающиеся на каждом внутрицирковом шагу и т. п. набор радостей, иногда – весьма сомнительных. Но раз детям цирк положено любить, значит – положено.

Семена в цирк водит бабушка.

Как-то раз в Иркутск приехал китайский цирк. Иностранцы, как же! После представления спрашиваю у Семена:

– Что было интересного?

– Ничего, – отмахивается.

– Ну а все-таки?

– Одни китайцы! Сплошные китайцы! Там даже зверей не было!

Да уж, этого добра у нас и без цирка хватает.

* * *

– Кем бы ты хотел быть? Ведь тебе уже скоро семь лет.

И подтекст типа: пора определиться. Не хочет определяться, отвечает хитро:

– Я хотел бы быть животным. Но только не бездомным, а домным.

Семену десять лет, через пару месяцев исполнится одиннадцать. Разменяет второй десяток! И вот он смотрит книжку про имена, в которой мы одиннадцать лет назад галочками отмечали варианты его будущего имени. Кроме Семена там были Никита, Даниил, Филипп, Богдан, Клим, еще какие-то и Тимофей. Отчего-то это последнее Семена особенно позабавило. Посмеялся слегка и спрашивает:

– Меня, значит, хотели Тимофеем назвать?

– Было дело.

– Ну и что?

– Что «что»?

– Ну, назвали или нет?!

Хороший вопрос, не так ли?

– А ты сам-то как думаешь?

Тут понимает, наконец, весь комизм.

(А младший рассудил по-своему, и теперь использует слово «Тимофей» в качестве обзывательства. «Ну, ты вообще Тимофей!» – наверное, ему кажется, что звучит подходяще.)

* * *

Мальчишескую школу жизни со всевозможными «запретными» знаниями Семен прошел на даче, общаясь со старшими пацанами, которые приняли его в компанию. Видно, пришелся ко двору. И вот однажды он решил проверить правдивость некоторых поразительных сведений – с одной стороны. А с другой – проверить меня: насколько я разбираюсь в подобных вопросах, а если разбираюсь, то честна.

– Мама, а что, все дети рождаются из живота? – начал он разговор.

– Все.

– И всем мамам живот разрезают?

Необходимое пояснение: ответ на классический вопрос «откуда я взялся?» в свое время не вызвал никаких затруднений, и необходимое объяснение процесса родов – тоже. Ибо Семен родился при помощи кесарева сечения.

После некоторой паузы, во время которой в голове прокручивались варианты дальнейшего развития разговора, решено было все-таки сказать правду:

– Нет, не всем.

– А как же тогда дети из живота выбираются?

Хороший конкретный вопрос для мамы шестилетнего молодого человека, который, судя по выражению лица, этим летом узнал – откуда дети выбираются.

Коль скоро был избран путь правды и «ничего кроме правды», пришлось объяснить особенности женской физиологии. Впрочем, объяснение было простое и понятное, основанное на том, что у женщин на одно отверстие больше, чем у мужчин. И вот оно-то как раз и предназначено для того, чтобы ребенок смог выбраться из маминого живота.

– А я это знал, – не без некоторой гордости подвел Семен черту разговору (кто бы в этом сомневался!) и, как мне показалось, посмотрел на меня не без уважения. Наверное, источник информации указал ему на то, что информация слишком секретная и к взрослым с ней лучше не обращаться.

В общем, я оправдала надежды своего сына. И страшно подумать, что могло бы быть, если бы я решила вдруг соврать или исказить правду.

* * *

Вообще вопросы деторождения занимают всех детей в определенном возрасте. И сопутствующие им тоже.

– Мама, а у тебя есть «тампакс»? – вопрос по существу, без всякого подвоха, какой подвох, когда по телевизору их все время демонстрируют?

– Есть.

– А зачем?

Как объяснить в двух словах, понятно и доходчиво ребенку пяти с половиной лет, зачем мне «тампакс»? Пользуюсь старым испытанным способом: главное, не сказать ни слова неправды. При этом всю правду говорить вовсе не обязательно.

– Ты же знаешь, что некоторые женщины бывают беременными?

– Знаю.

– Это что значит?

– Значит у них скоро ребенок родится.

– Правильно. Так вот беременным женщинам «тампакс» не нужен. А всем остальным – нужен. Значит, если у меня есть «тампакс», то я не беременная. Понятно?

– Понятно, – потом резюме, – Значит, когда у тебя закончатся тампоны «тампакс», ты станешь беременная и родишь мне сестренку?

Неожиданный вывод, с которым, тем не менее, приходится согласиться:

– Ну, в общем-то, да.

Через пару лет так и случилось. Правда, родилась не сестренка, а брат. Как мы все теперь шутим, насмотревшись кино, – брат-2.


Tags: Всходы, Радуги
Subscribe

  • Инфантилы и гаджеты

    Ник Хорнби. "Мой мальчик". Когда тебя окружают одни мальчики, поневоле с пристрастием посмотришь на книгу с таким названием. Тем более,…

  • "Нива": год сделал круг!

    Вот, собственно, и все. Ровно год назад, 9 ноября 2010 г. я начала ежедневную публикацию «Нивы», которая, как известно из классики, волнуется – если…

  • Велимир Хлебников

    Виктор Владимирович Хлебников, он же Велимир, ведущий теоретик футуризма, родился 9 ноября 1885 года. Вот его слова: "... чары слова, даже…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments