writer

Где я есть в интернете

Новый сайт - https://nastyabook.ru/
Предыдущий сайт со всей полезной информацией - https://samyarovoy.wixsite.com/mysite
Старый сайт, где можно посмотреть картинки и почитать про изданные книги - https://yarovaya.wordpress.com/

ЖЖ - https://nastya-yarovaya.livejournal.com/
Инста - https://www.instagram.com/nes.yarovaya/
ФБ - https://www.facebook.com/anastasiya.yarovaya.3
Канал в Телеграме - https://t.me/nastya_book
Аптека Макарова на Планете - https://planeta.ru/campaigns/apteka_makarova
Аптека Макарова - https://aptekamakarova.ru/
writer

Первая книга второго НАСТИНОГО десятилетия

Теперь начинаю нумеровать заново. Потому на финальной странице этой книги будет написано так: Издание №1 (184)

Написала к нему по просьбе автора сегодня послесловие.


Чуть выше боли, чуть ниже счастья

У жизни много метафор. Это и дорога, и подъем в гору, и путешествие… В любом случае, метафоры движения (вдаль, вглубь, ввысь, внутрь и во все остальные стороны) – самое очевидное и, пожалуй, верное, чтобы показать течение (опять слово про движение!) жизни.

У судьбы много смыслов. И все они, так или иначе, основываются либо на предопределенности и неизбежности, либо на воле и ее силе, о чем писал еще Александр Сергеевич – «на свете счастья нет, но есть покой и воля». Кузнечики ли мы своего счастья? Кузнецы ли своих бед? А может, молотобойцы отчаяния или, наоборот, шабашники всяческих безрассудств… «Каждый выбирает для себя…» И не только «женщину, религию, дорогу» (опять!)

Разве что попробовать предположить, что, НЕ выбирая судьбу, мы все-таки выбираем метафору для ее оболочки… Ведь жизнь и есть внешний и явленный (и нам самим тоже) в ощущениях образ судьбы. А вот в том, как именно он проявляется и закрепляется в пространстве наших восприятий, и есть наша задача на эту жизнь (простите за тавтологию).

Таня берет в свои метафорические союзники круговорот. Об этом же в старой бардовской песенке поет Валерий Боков:

Жизнь — вращенье зим и весен

Снова лето, снова осень,

И в круженьи легких сосен

Дней водоворот…

Collapse )
writer

Примитивный дуализм

У меня ничего не получится.

У меня все получится.

Фразы совершенно одинаковые в своей пошлости. Я — отставной говорильни поручик. Командую этим парадом воплощенного безумия: из отчаяния — в бодрячество, из оптимизма — в никуда. Этот поезд в огне, как говорится.

Сдаться нельзя не сдаваться

Не требует ни запятой, ни точки. Предполагает наличие воздуха между словами, а воздух — это пауза. А пауза — это молчание. Когда молчание на письме заменено шумом в голове (выгрузка прекратилась — а мысли-то никуда не делись) — получаем небольшой уютный персональный адок, внутри которого готов и стол и дом и... пошли мне сад на старость лет

сад одинокий как сама

ад одинокий как сама

одинокий

как сама

Вчера написала сценарий мультика. С аллюзией на соловьевскую Ассу (отчасти), с цитированием Резо Габриадзе и классики советской патриотической песни. 

Вчера же — позорно сбежала от себя извне в себя внутрь. Обнаружив там великое нигде, поняла, что дальше и бежать-то некуда, потому забилась в полуночный последний, видимо, автобус — купив на последние деньги веточку дельфиниума. Купилась на аллюзию на Аполлона — к каким богам и взывать как не к древнегреческим. Веточку в итоге подарила. Спонтанные действия — как попытка делать ХОТЬ ЧТО-ТО

потому что бежать дальше некуда

впереди тупик коммунизма

Нельзя, нельзя, нельзя на хромой кобыле да через заднее крыльцо въехать туда, куда 

туда... туда... где сияет моя звезда...

writer

Тренажерный зал

Итак, свершилось. Первая часть моего оздоровительного марлезонского балета называлась операция/похудание и она успешно была пройдена за первые три месяца. То есть к началу лета (а марафон начался в марте), я достигла заветного числе на весах в 63 кг. 

Сегодня весы показали 60,4. И сегодня же я прошла второй мышечный тест, по результатам которого мне скорректировали питание + сегодня же я прошла вторую тренировку. Пока говорить не о чем вовсе: мне пока только подбирают программу (с учетом того, что я все еще трушу за свой зашитый живот — но вроде все ок, потому начала постепенно его тренировать).

Тренер прислала мне такую раскладку:

«Анастасия,  добрый вечер!

Результат сравнения тестов от 26 марта и сегодня:

Вес минус 14.4 кг.

Жир минус 17 кг.

Мышцы плюс 2.6 кг.

% жира 48 -> 31,7


Обхваты:

Талия минус 17 см

Ягодицы минус 11 см 

Бедро минус 7.5 см 

Голень минус 2 см.


В настоящее время избыток жира составляет ~9.7 кг 

Недостаток мышечной массы  ~4 кг. 

Предлагаю на следующую неделю изменить % состав пищи: жиров 50% вместо 60, белков 30% вместо 20, углеводы оставим в таком же количестве. 

Наблюдаем за чувством голода.

Следующая тренировка во вторник, 12 октября в 13ч.»

Collapse )
writer

Вернулась из Кишинева...

...сначала болела хандрой, потом тоской, потом в обратном порядке наконец, вчера голову (а с ней и хандру) чуточку отпустило и села работать. И вдруг поняла важное и даже формообразующее на данный момент. За свои тридцать два года рабочего стажа я впервые сейчас пришла к состоянию, когда не воспринимаю работу как работу (а в этом слове слышится и рабство, и забота, и что-то такое от слова труд в значении трудно...)

Я вообще с некоторых пор по некотором размышлении и по ощущениям перестала работать. 

Да, бывает я по инерции ною и чертыхаюсь от количества того, что надо сделать, от тугих заказчиков, да вообще много от чего еще. Но я точно не работаю в том смысле, как например, работала еще сравнительно недавно.

Илья написал мне тут письмо: «Наверное, многие мечтают так жить - писать книжки и путешествовать...» Может, и так. Но я-то изнутри знаю — какие риски к этой мечте прилагаются. И не только риски, но и ответственности, и заботы с забодами тоже.

Однако — ни на что не променяю. По крайней мере пока. Дальше — будет видно. Но пока хочу так: работать с ощущением того, что я вовсе не работаю.

...

Текст про Кишиневский трип готов. Пока не знаю, буду ли его публиковать здесь. Скорее всего — да. А может, все-таки решусь сделать книжку...

Collapse )
writer

Не болит ничего и не пишется

Это у Митяева была такая песня: мы в разлуке уже столько лет — не болит ничего и не пишется... если б все были живы мы...

Когда у меня такие настроения/состояния, меня спасают и мюнхгаузенски вытаскивают за волосы из любых болот мои странноватые хобби/увлечения/бес-смысленные коллекции. Когда начинаешь приводить в порядок, систематизировать, собирать в кучку, в столбик, в стопочку...

Недавно в очередной раз пополнила свою постоянную фейсбук-коллекцию стихов Вероники Долиной, которою я исправно собираю, начиная с 2012 года. Ого! Оказывается, в будущем году коллекции будет десять лет!! По результатам первых четырех лет этого коллекционирования я сделала как раз в 2017 году трехтомник ручной работы — и встретившись у Яффских ворот в Иерусалиме, эти книжки В.А. подарила. А коллекцию — с ее разрешения и легкой руки — продолжила собирать. И каждый год, 2 января, я отправляю очередное годовое собрание ей в подарок.

На днях подборку ее свежих стихов опубликовал Вестник Европы. Я пошла посмотреть: все знакомцы!:))

И вот так, как свое не пишется (а то, что не болит — так слава богу) — собираешь чужое, перебираешь эти четки в руках. И живешь понемногу.

writer

Зерно №546

Боюсь, наступит момент, когда я не смогу сориентироваться в том, что происходит...

Юрий Норштейн

(очень четко сформулировано то, что я ощущаю прямо сейчас. Начиная со слова «боюсь» — именно в такой формулировке и пришло осознание...)

writer

(no subject)

Столько всего случилось за последнее время. Но случилось и внутренне странное — жж вдруг перестал быть важным мне. если раньше я фиксировала сюда каждый чих — и потому очень подробно можно проследить всяческие душевно-духовные метания-чертыхания-поползновения, — то сейчас этих метаний-и пр стало в несколько раз больше, а желание их фиксировать трансформировалось в нечто новое, внутреннее, чему я пока не найду определения.

Раньше я бы подробно описала смерть кота — потому что он столько дал мне: и сам кот своим фактом существования, и его смерть на моих руках...

Или то, как я встретилась с дочерью моей даже не хорошей знакомой, а просто человека из дальних кругов, которому я делала дедморозные письма аж девять!!! лет назад — и она каким-то чутьем-боком вдруг узнала меня, сказав: мама моя вас хорошо знает (и назвала имя), а я ее дочь и это моим сыновьям вы делали письма... я маму, собственно говоря, тоже уже лет семь не видела. А как вы поняли, что это я? — спросила ее. ТАКОГО в Иркутске, наверное, кроме вас никто не делает, я сразу поняла, что это вы... (вот уж в этом месте меня развезло бы дальше на рассуждения и на хвастовство. но уже прямо сейчас становится скучно...)

или как я разобрала старую коллекцию пластинок

или как жгла детские рисунки и просто умирала вместе с ними

история с зинфанделем и моим киносценарием про барсучонка — это же вообще просто какой-то фееричный шедебр:)) о чем я бы никогда не преминула? 

Collapse )